Category: путешествия

Category was added automatically. Read all entries about "путешествия".

Привет друзья, давно я не был с вами

Ночью сегодня не спал ,просто тупо смотрел в окно, запеваю ночь бокалом вина и так получилось, давно не сочинял -давно ; не судите меня строго

Тонкий лёд моих вен останется льдом.
Моей нежности плен разрушать ,уже в лом
Моя жизнь давно позабыла тепло
А мне наплевать, мне уже всё равно...
Страшные ночи - ночи без сна,
Страшные мысли, что я уже умер.
И, правда, где жизнь? Где она бьёт ключом?
Всё как всегда - идёт день за днём...
Всё расписано на год, а может на два,
А где моя страсть, где моих два крыла?
Там, где круговерть одинаковых дней,
Там только смерть всех страшней и сильней.
В этом мире, возможно, не так страшно жить,
Здесь единственно сложно - себя не убить.
Где вся твердость , которая когда-то была?
Неужели она, как всегда умерла?
Неужели весь лёд моих синих вен
Не растает? И это теперь мой удел?
Все нервы, которые превратились в комок,
Я не распутал, и никто бы не смог.
Я не был в этой жизни ничьей,
Между жизнью и смертью провел параллель.
После меня - золотой листопад,
После меня - все дороги назад.
После меня - стихи и дневник,
В которых нет вечности, всё только - миг.
После меня останется лирика эта
А на столе лишь листок-меня уже -нету
Не важно, что будет после, потом.
Быть может всё это окажется сном...

Погружение под лед озера Байкал

Погружение под лед Байкала — глубочайшего озера в мире при температуре воздуха –20 градусов по Цельсию.
Фотографии были сделаны 27 апреля этого года на озере Байкал, объем воды в котором в пять раз превышает общий объем воды в пяти Великих озерах Северной Америки. 42-летний фотограф Андрей Некрасов проделал долгий путь из родной Одессы через Улан-Удэ к Байкалу.











Явления которые так и не смогли ученые

Звездное желе.

Похожая на желатин субстанция, которую чаще всего находят на траве или ветвях деревьев. Упоминание о звездном желе встречается уже в 14 веке. Желе описывается как материал полупрозрачного или серовато-белого цвета, который испаряется в скором времени после «падения». Версии происхождения желе варьируются от видоизмененной лягушачьей икры до паранормальных явлений.
Шаровая молния.

Светящийся плавающий в воздухе плазменный шар. Единой теории возникновения и протекания этого явления к настоящему времени не представлено, также существуют научные теории, которые сводят феномен к галлюцинациям. Сомнения в достоверности многих свидетельств осложняют изучение явления, а также создают почву для появления разных спекулятивно-сенсационных материалов, якобы связанных с этим явлением.

Молнии Кататумбо.

Природное явление в Венесуэле, возникающее над местом впадения реки Кататумбо в озеро Маракайбо. Феномен выражается в возникновении свечения на высоте около пяти километров без сопровождающих звуковых эффектов. Молнии появляются почти каждой ночью

Кривой лес.

Сосновая роща в Польше с необычно изогнутыми деревьями. Роща из 400 сосен была посажена в 1930 году. Существуют версии о изпользовании людьми специальных инструментов для придания деревьям такой формы, но мотивы и метод остаются неизвестными.

Водопады «Дьявольского котла».

В США, штат Миннесота, река Брюль раздваивается из-за стоящей на ее пути скалы. В результате, образуются два потока: один спадает в озеро, образуя водопад, а второй, попадает в глубокую расщелину, известную как Чайник Дьявола. Попавшая в расщелину вода просто исчезает. Исследователи всячески пытались выяснить, куда уходит вода, но безрезультатно.

Огни долины Хессдален.

Странные пылающие шары, названные именем долины Хессдален в центральной Норвегии, являются точкой притяжения многих любителей НЛО. Шары появляются в различных вариациях (иногда они мигают, кружатся или движутся иначе), в разном цвете и в различных местах, в основном в ночное время. Одноименный проект по исследованию этого явления был запущен в 1983 году, было идентифицировано 6 различных энергетических состояний огней. Источник энергии огней Хессдален до сих пор остается не найден.

РИЖСКИЕ КУПАЛЬНИ: КАК ЭТО БЫЛО В НАЧАЛЕ XX ВЕКА


Сегодня в столице множество благоустроенных пляжей. К привычным местам купания в Вецаки, Даугавгриве, Вакарбулли, Бабелитприбавилась Луцавсала, оборудован пляж на Кипсале. Однако еще каких-то два века назад в Риге не было ничего. Самая первая купальня в городе появилась лишь в 1848 году. О ней я впервые услышал, когда был ребенком.

Свидание у купальни

Когда-то в Гризинькалнсе нашей соседкой по коммунальной квартире была седая сухопарая дама, читавшая французские романы на языке оригинала – Фелицита Ланге. Она носила пенсне, беспрестанно курила и проводила вечера у допотопного телевизора с линзой.

Соседка жила в доме еще с ульманисовских времен. Она вовсе не была строга, приглашала меня, мальчишку, в гости, угощала свежим печеньем. О, это было незабываемое занятие: вместе с юной Фелицитой я попадал на Рижское взморье 1920-ых годов, ел мороженое в симпатичном летнем кафе на самом верху Бастионной горки, катался на коньках на катке прямо на Городском канале.

Однажды, выудив из альбома открытку с необычным строением возле моста через Даугаву, Фелицита сказала: «Это, юноша, целая история».

…В конце 1930-ых Фелицита репетиторствовала в одном из частных домов – давала уроки французского. Придя как-то после праздников по знакомому адресу, узнала, что хозяева срочно покинули Латвию. В невеселом настроении вышла она на Бривибас. Неожиданно за спиной услышала: «Вам щенок не нужен?». Там, пытаясь изобразить собачку, сидел на корточках молодой человек – брат одноклассницы, которого она не видела много лет.

Альфред, так звали молодого человека, предложил пойти поплавать на Даугаву. «Мы разошлись, чтобы взять купальные костюмы, условившись встретиться у купальни возле Понтонного моста, - рассказывала соседка. - Когда я подошла, Алфред уже ждал с букетом хризантем. В Риге тогда было несколько городских купален: на Кипсале – у яхтклуба, на острове Звирзгду, на пруду Марас, Кишозере – за зоосадом. Но лучшая - у Понтонного моста. Единственная, куда вход был по билетам. В купальне было четыре бассейна. Самый протяженный - для профессионалов. Наверху - буфет. Там продавали соки, минеральную воду, сладости. Рядом - лежаки, на которых можно было обсохнуть и позагорать, душевые и массажный кабинет. В гардеробе мы оставили верхнюю одежду и ценные вещи - я сумочку с ключами от дома, спутник – кошелек. За это нужно было доплачивать. Готовы были отдыхать весь день, но билет действовал час – таковы строгие правила купальни».

Вечером они бродили по городу, а потом Альфред купил билеты в «Казино». Так назывался респектабельный и дорогой кинотеатр на Бривибас ( в советское время в нем был Театр оперетты). Им повезло: в тот вечер пел знаменитый негритянский певец Коринга. А фильм, хотя в нем много стреляли и целовались, уже не произвел никакого впечатления.

Фелицита встречалась с Алфредом до самой войны. Часто у той самой купальни. Собирались пожениться, но не успели: война. Что стало с Алфредом, Фелицита так и не узнала. Он исчез вскоре после 22 июня. Говорили, что оставил город вместе с рабочей гвардией.

«Замуж я так и не вышла, - продолжала соседка. – И нередко задумываюсь: а что вообще было в моей жизни? Когда смотрю на эту открытку, мне кажется, что только тот далекий летний день, когда он ждал меня у купальни с букетом хризантем».

В конце 1960-ых тетушка Ланге умерла. В ее комнату въехали новые соседи. Они провели выставили в коридор старинное трюмо, комод, довоенный патефон – все, что должно было отправиться на свалку. Неожиданно я заметил у комода несколько валяющихся открыток. На одной была та самая купальня, столь много значившая в жизни соседки.

Спасибо Розенбаху!

Впоследствии я стал коллекционировать старые открытки. В их числе были и виды других купален. И, конечно, мне захотелось больше узнать об их истории.

Основателем самой первой рижской купальни был немец Вернер Розенбах. Дата ее создания – 1848 год. Примерно на том месте, где сегодня стоит Каменный мост, тогда был Наплавной. Купальню и соорудили возле него, ближе к Задвинью. Огородили понтонами, построили восемь отдельных бассейнов, гардероб, душевые, ванные, детские комнаты. Была и вышка, с которой спасатели наблюдали за купальщиками. Не все умели плавать, поэтому вынуждены были плескаться на мелководье. В начале XX века ввели должность инструктора, обучающего плаванью. В первое время учили только женщин и детей. Ученики покупали абонемент.

Желающих купаться в Риге становилось все больше, а купальня только одна. Конечно, ездили и на Рижское взморье, но не всем это было по карману. Неслучайно газета Rigas Avize в 1912 году призывает «отцов города» подумать о рабочих и открыть в городе новые купальни. И уже через несколько месяцев – в июне 1912-го – власти выполняют этот призыв. Новые купальни бесплатны, есть кабины для переодевания, туалеты. Одна загвоздка: тонут люди. Как напишет вскоре та же газета, в «купальнях нет никаких приспособлений для спасения тонущих».

Во время Первой мировой рижанам не до купания. Но война заканчивается, жизнь входит в мирную колею и народ снова хочет купаться. А негде. Старые купальни обветшали, новых - нет. С середины 1920-ых начинается восстановление.

Одной из первых открыли ту, о которой мне рассказывала тетушка Ланге – у Понтонного моста. Мужчины платили за вход 20 сантимов, дамы – и дети от 5 до 12 лет – 10. Те, что младше, купались бесплатно. За хранение одежды в гардеробе брали 5 сантимов, за велосипеды и ценные вещи – 10. Купальня работала с 6 до 22 часов, но в выходной можно было купаться не более часа. Запрещено было загорать без купальных костюмов, проносить и распивать спиртные напитки, мусорить, плевать в воду.

До начала война эта купальня оставалась единственной в городе, где нужно было покупать билеты. Но это не останавливало желающих «идти к Розенбаху». Если в 1927 году услугами купальни воспользовалась 81 тысяча человек, то в 1938 – 140 000. К тому времени модернизируются бассейны, расширяется гардероб. Одновременно в нем могут оставить вещи 1000 человек. В бассейне появляются подъемные механизмы, которые могут поднять тонущего прямо с полом - в течение 15-20 секунд.

В 1920-ые и 1930-ые открывается еще несколько благоустроенных купален: на Кипсале, острове Звиргзду, пруду Марас, Кишозере… Купален много, да не для всех. Та, что на Кипсале – с отличными душевыми, гардеробом, трамплином - для спортсменов, на Кишозере – еще более комфортная, с помещением для отдыха на втором этаже, откуда можно любоваться видом на озере - для элиты из близлежащих вилл. Тому, кто попроще, оставались купальни классом ниже – на пруду Марас и острове Звиргзду. Излишеств там не было – гардероб да огороженные бассейны для купания.

Где купались голышом

Популярным местом отдыха в довоенной Риге были и Вецаки. Это был курорт с отличным пляжем, пансионами, заведением тепловых морских вод. Там, прямо в дюнах, желающие могли принимать подогретые морские ванны, не заходя в море.

Традиции нудистских пляжей тоже связаны с Вецаки. Еще в 1912 году газета «Рижская мысль» в разделе «Городская хроника» предупреждала, что купаться голышом нельзя, власти вынуждены даже принять специальные правила. «В Магнусгофе (ныне Вецаки) согласно новым обязательным постановлениям купанье с берега в районе казенной дачной местности разрешается лицам обоего пола во всякое время, но лишь в купальных костюмах».

Правда, отдыхающих тогда было не много. Но уже в 1925 году на курорте появился первый в стране официальный нудистский пляж. Старожил поселка Айвар Иннус рассказывал, что об этом информировал специальный указатель – метрах в пятистах от главного выхода на пляж. Нудисты отдыхали в той части пляжа, что идет к Калнгале, в другой стороне были кабинки для переодевания. Тут разрешалось находиться только в купальных костюмах. Кабинки для переодевания были частные – два на два метра. Дачники привозили их с собой и оставляли до конца купального сезона. Закрывались они на ключ.

Купальные костюмы в Вецаки мало отличались от юрмальских. На старых открытках с видом пляжа можно увидеть и дам в белых платьях под зонтиками. Загорать многие считали моветоном, помнили заветы бабушек, что загар - признак простолюдинок. А сами платья, чтобы не развевались на ветру, изнутри подбивали тяжелыми свинцовыми прищепками. Трудно, но нравственность требовала жертв.

Ближе к войне купальные костюмы в Вецаки становятся смелее – на пляже появляются иностранцы – американцы, датчане. Были здесь и дачи консулов обеих стран. Потом съехали консулы, съехали дачники. Наступали грозовые времена...

На снимках: та самая купальня из альбома тетушки Ланге. Купальня Розенбаха в 1910 году. На пляже в 1930-ые годы. Купальны костюмы начала XX века.

Призраки старых замков


Недавно в одном из замков Англии их даже сфотографировали и показали всему миру. В достоверности кадров не сомневаются даже скептики. Латвийские призраки ведут себя скромнее и не лезут под объектив пронырливых папарацци. Но в существовании их никто не сомневается: как и положено, обитают они в замках и время от времени дают о себе знать.

Привидения порождают бурные страсти и кровавые события, коими была полна средневековая история. Современная наука объясняет это так: погибая в состоянии аффекта, люди оставляют мощный голографический отпечаток своей энергии, который при определенных обстоятельствах может активизироваться. Стражи Бауского замка Величественное строение на высоком холме, сходящем прямо к реке Мемеле, в последнее время вызывает нешуточное беспокойство. Почти у самых стен образовался оползень, грозящий унести с собой отреставрированные мощные стены замка. Во дворе древней крепости было пусто и тихо, и только пожилая женщина убирала строительный мусор. Увидев незваных гостей (замок был закрыт для посетителей), она прервала работу и охотно рассказала, как восстанавливают замок. На вопрос о привидениях усмехнулась: «На них вся надежда!» И рассказала историю бауских стражей. Замок стоит, как и все старинные крепости, на самом высоком месте, а вокруг него - мелкие пригорки. В полночь из них выходят двое мужчин и отправляются прямехонько на замковый мост. Это стражи. Они служили здесь с незапамятных времен, когда со всех сторон в любую минуту могли нагрянуть враги. Однажды, когда стражи очень устали и присели к костру, чтобы отдохнуть, к ним подошли люди, завели разговор и предложили разделить трапезу, во время которой напоили стражников, и пока те спали, ворвались в замок. Наутро сюзерен, не разобравшись, казнил их за предательство и велел похоронить на берегу Мемеле напротив замка, среди маленьких пригорков. С тех пор приходят они сюда в полночь и стерегут замок. И теперь уже никто не сможет их одурачить... А с другой стороны замка похоронен строивший его мастер. Говорят, что ночью, особенно в полнолуние, видно, как поднимается он на замковую башню и продолжает класть стену. - Так что, - сказала женщина, - пока наши призраки существуют, замок будет стоять. Бирини - оазис любви А в Бирини целых два привидения. Одно связано с историей о молоденькой горничной, которая на свою беду полюбила одного из господских сыновей. Понимая безнадежность своего чувства, девушка наложила на себя руки. Второй призрак принадлежит одному из бывших хозяев имения. Вероятнее всего, это призрак Людвига Августа Меллина. Выдающийся деятель XVIII столетия, которого высоко оценил просветитель Гарлиб Меркелис, граф Меллин заслужил признательность за составление географических карт Латвии и Эстонии. Крестьяне любили его за доброе отношение и борьбу за отмену крепостного права. Когда граф ушел в мир иной, они на собранные деньги построили ему в родовом склепе в парке Приежкалнс памятник. В замке и по сей день замечательная аура, а окружающие его пашни и сады радуют хорошими урожаями, потому что, как уверяет тамошний народ, Меллин и сейчас незаметно наблюдает за всем происходящим. Зеленая дама Дундагского замка Однажды поздно вечером, когда обитатели замка спали, к владельцу пришел король маленьких гномиков и попросил разрешения справить свадьбу в рыцарском зале. В качестве платы предложил горшок золотых, но поставил условие: свадьбу никто не должен видеть. Разговор случайно услышала одна из горничных. Любопытная, как и все женщины, она в полночь подкралась на цыпочках к дверям зала и через замочную скважину увидела роскошь, какая ей и не снилась: в ослепительном свете сияли жемчуга и бриллианты маленьких гостей торжества. Чтобы было лучше видно, горничная приникла к замочной скважине и выдала себя. Раздался грохот, свет исчез, а бедняга от страха еле могла рассказать проснувшимся обитателям замка, что с нею приключилось. К утру она умерла. Минули годы и столетия, но даже в могиле несчастной нет покоя: бродит она ночами по замку в том же зеленом платье, которое было на ней в ту ужасную ночь. Чаще всего ее видят на верхних этажах, где она жила. Белая дама замка Эдоле Два брата, Иоганн и Фридрих Бэры, полюбили прекрасную барышню Сибиллу фон Майдель из Дундагского замка. Девушка отдавала предпочтение мужественному красавцу Фридриху, Иоганн терзался ревностью и однажды ночью убил брата. Заметая следы преступления, он тщательно смыл кровь со стены и пола. Похороны соперника Иоганн провел с почестями и вскорости женился на Сибилле. Но стоило ей приехать в Эдольский замок, как на стене вновь проявилось кровавое пятно, и смыть его было невозможно. Перепугавшись до обморока, Иоганн велел поставить на это место шкаф. Он стал избегать людей и подолгу бродил в одиночестве или гарцевал на коне по парку. Сибилла же проводила время за прялкой. Она продолжала любить своего Фридриха, и отлучки мужа ее не беспокоили. Однажды Иоганн не вернулся с прогулки. На следующий день его нашли мертвым у дуба в парке. Говорили, что коня испугал гном, который знал о его злодействе, другие же уверяли, что, мучимый раскаянием, Иоганн сам погнал коня. От того дуба остался огромный пень, но в прошлом веке он дал росток и сейчас превратился в большое дерево, которое с гордостью показывают туристам. После гибели мужа Сибилла замуж не вышла и все время проводила у прялки. Однажды пришел к ней гном и со словами «в нем счастье замка» подарил золотое веретено. Веретено замуровали в стену зала, неподалеку от кровавого пятна. Много лет спустя барон Адольф Бэр и его жена Эвелина решили перестроить замок. На месте пятна построили печь, чтобы огонь очистил место преступления. Но оба приглашенных для этого архитектора внезапно умерли один за другим. Ходили слухи, что это проделки призрака Сибиллы, которая не хотела, чтобы они нашли веретено. Говорят, призрак Сибиллы, или, как его называют, Белая дама, до сих пор бродит по замку. Мне повезло: я провела в замке не одну ночь, но Белую даму так и не встретила. Может быть, потому, что в то лето в Эдоле на практике были студенты Академии художеств. А призраки, как известно, не любят шума и многолюдья. Девушка на камне Это случилось в Кокнесе. У дворянина была единственная дочь, красавица из красавиц. Отец обожал ее. Девушка влюбилась, причем не в родовитого дворянина, а в простого парня, слугу своего отца. Она отвергла всех знатных претендентов и заявила отцу, что замуж пойдет только за слугу. Она надеялась, что отец и на сей раз ей не откажет, но папенька впал в гнев. Батрака в тот же день заковали в кандалы и бросили в подвал, а девушку заточили в башне. Влюбленные стояли на своем. Тогда отец велел на глазах у дочери привязать батрака к колесу и спустить вниз, чтобы по дороге его разорвало в клочья. Дочь, увидев это, выбросилась из окна башни и разбилась. Местные жители уверяют, что в полдень и сейчас можно видеть красивую девушку, сидящую на камне и расчесывающую волосы. Подойти к ней нельзя - она тут же исчезает. А если кто-то убегает, она гонится за ним, думая, что это ее возлюбленный. Охрана Алуксненского замка Красив и светел новый Алуксненский замок, и стоит на открытом месте, и призраков в нем никто не видел. И вообще сейчас там городской музей. По словам сотрудников, есть в нем только одно странное явление: если вечером спускаться по черной лестнице, то на втором пролете кто-то хватает человека за край одежды, как бы пытаясь задержать. А те, кто остается работать до утра, в полночь слышат тяжелые шаги на втором этаже и шум на первом, будто кто-то уборку делает. Что интересно, когда остаются несколько человек, ничего подобного не происходит. - Если это призрак, - уверяют сотрудники музея, - то очень добрый, и, похоже, он намекает, что даже когда нас нет, замок под охраной.

ДОВОЕННЫЕ ВЕЦАКИ: КАБИНКИ ДЛЯ ПЕРЕОДЕВАНИЯ БЫЛИ СОБСТВЕННОСТЬЮ ДАЧНИКОВ


Сегодня, глядя на море людей, приезжающих в Вецаки на электричке, трудно поверить, что когда-то единственной возможностью добраться сюда были пароходы. Они отплывали от набережной 11 Ноября– из центра города - и швартовались у Вецдаугавы, на улице Звеяс. Оттуда до центра Вецаки можно было взять извозчика. Пароходики стали курсировать еще при царе, и эра их продолжалась до 1930-ых – пока не проложили железную дорогу.

А история курорта уходит в 1897 год, когда известный промышленник и меценат Август Домбровскис, живший неподалеку – в Вецмилгрависе, решил обустроить здесь купальное место. За разрешением обратился в Петербург – вецакский лес в то пору принадлежал российскому правительству. Ответ не заставил себя ждать. Уже следующим летом - в 1898-м году - на новом курорте поднимается 30 дач. Самую первую построил рижский зубной врач М. Вестархаген. В те годы землю под дачи не продавали - сдавали в аренду на 99 лет.

Путеводитель 1910 года «По Риге и окрестностям» под редакцией Петра Руцкого пишет: « В последнее время заметно стала развиваться новая дачная местность «Вецакен» на Магнусгофском взморье, расположенная верстах в 15 от города Риги…Выстроено уже довольно много хороших и красивых дач; имеется три пансиона и телефон. Учреждено «Общество благоустройства»; предположено устроить парк. Местность сухая, здоровая; сосновый лес; высокие дюны. Удобное сообщение с городом на пароходе ( почти ежечасно; езды – около часа)».

О том, как жил дореволюционный курорт, свидетельствуют и объявления в дореволюционных газетах. «Рижская мысль» 8 июня 1911 года на первой полосе публикует неброскую рекламу: «Вецакен – нуждающимся в отдыхе и спокойствии весьма рекомендуется». Приглашают отдыхающих и пансионы. «Вилла «Вальдфриден» , Вецакен, купальное место Магнусгоф, 4 минуты от моря, - читаем в номере за 16 июня 1912 года. – Лесной парк, хороший уход при умеренных ценах, теплые морские ванны».

Место малолюдное, поэтому многие купаются голышом. Городские власти вынуждены даже принять специальные правила. «В Магнусгофе согласно новым обязательным постановлениям купанье с берега в районе казенной дачной местности разрешается лицам обоего пола во всякое время, но лишь в купальных костюмах», - информирует «Рижская мысль» в разделе «Городская хроника».

Латышские газеты 1920-ых – начала 1930-ые называют курорт «необитаемым островом». Все еще сложно добираться – пароходики тащатся долго, в каютах душно. Положение меняется с середины 1930-ых, когда с Ригой открывается железнодорожное сообщение. «Вецаки – первое купальное место на железнодорожной линии Рига-Руиена, по воскресеньям оно особенно популярно среди рижан», - сообщает справочник 1938 года «О местах отдыха родины».

К тому времени поселок связывает со столицей и асфальтированное шоссе - Рижский проспект, нынешний - Вецакю. Можно было добираться из города автобусом.

Справочник отмечает наличие «пансионов, гостиниц, ресторанов, заведение морских тепловых вод, теннисный корт». Меняется национальный состав постоянных жителей. В 1938 году, согласно сборнику государственного статистического управления, почти 90 процентов владельцев дач латыши, остальные - немцы. До революции было с точностью наоборот. С конца 1920-ых покупает землю, строится латышская интеллигенция. В 1933 году переезжает известный мореход, капитан дальнего плаванья Мартиньш Бите. В 1937-м начинает строить дом Август Зариньш – дед классика латышской живописи Индулиса Зариньша.

Административно Вецаки все еще вне города - Мангальская волость. «В волости 1600 жителей, 12 продуктовых магазинов, 2 мясных, винный, книжный, два ресторана. Оба – в Вецаки», - информирует справочник статуправления.

Пляж тех лет не идет в сравнение с довоенной Юрмалой – менее благоустроенный. Но были и тут свои особенности.

Например, кабинки для переодевания. Только - собственные, - рассказывает мне один из старожилов Айвар Иннус. - Многие дачники их привозили с собой - небольшие, два на два метра. Устанавливали и оставляли до конца сезона или даже на зиму. Никто ни ломал, ни разрушал.

Незаменимым атрибутом довоенного пляжа были и рыболовные лодки. В Вецаки тогда жило больше тридцати рыбаков. Ловили и в заливе, и в море.

Из довоенного времени рассказчик вспоминает парк с танцплощадкой на улице Капу. В парке проводились детские праздники, вечера отдыха. Организатором был дамский комитет Вецакского общества благоустройства. Если на рижском взморье до войны на похожих вечерах выбирали мисс загар, то в Вецаки – мисс-Вецаки.

- Королевой курорта несколько лет была наездница Вента Марта, жившая на улице Звеяс. Когда красавица проезжала верхом на лошади, казалось, что на окраинную улочку спускается фея, - рассказывает свидетель довоенной жизни.

Вецаки рекламируют за границей. В 1935-м о курорте пишут в брошюре «Прекрасная Латвия», вышедшей в Лейпциге на немецком.

- До войны Вецаки вовсе не был отсталой провинцией, - вспоминает еще один старожил Виестур Лапиньш. – Имелась даже собственная телефонная централь – на улице Мазсалацас,21.Можно было звонить в Ригу. Телефоны были примерно в двух десятках домов.

Один из телефонных аппаратов находился в резиденции американского дипломата в Латвии – Дональда Дея. Его дача располагалась на пересечении улиц Плудмалес, Пуйкулес и Гарциема. Всякий раз на прогулках дипломата сопровождала любимая собака. Когда она умерла, Дей похоронил ее во дворе дачи. На холмике всегда можно было увидеть живые цветы.

Одна из красивейших дач находилась на улице Тиландес. Ее хозяином был датчанин Гагенсен. В Риге у него был собственный магазин автомобильных принадлежностей – на углу Элизабетес и Валдемара.

Магистрального водопровода в поселке не было – воду качали из колодцев. Лучшая - находилась на глубине 18-20 метров. Помогал искать водоносные пласты сам хозяин насосной фабрики - Август Зариньш. На старинных колодцах, еще сохранившихся в домах старожилов, можно увидеть эмблему его предприятия.

Во дворе почти каждого дома была кормушка для белочек. Ежегодно местные активисты выбирали самую красивую.

А вот по комфорту Вецаки уступал Юрмале. Даже на центральных улицах не было асфальта – песок по колено. Тротуаром служили дощечки, которые настилали на песок.

В 1930-ые каждую весну по всей стране высаживали молодые деревца. Патроном был президент Карлис Ульманис, который разъезжал по городам и весям. Однажды его ждали и в Вецаки. До этого президент уже бывал на курорте – его летняя резиденция «Даудери» - находилась неподалеку, в Саркандаугаве. Наведывался он и с Мунтерсом – министром иностранных дел. В тот день к приезду Ульманиса в Вецаки приготовили саженцы берез – на улице Плудмалес. Ждали высокого гостя у железнодорожной станции. Но он так и не приехал.

- Что делать, пришлось сажать самим, - продолжает Лапиньш. – Несколько деревьев высадили на Плудмалес, а большую часть на подводах отвезли на улицу Лиедагас. Там и посадили. Их и сегодня можно увидеть. Вымахали, как и наши собственные дети и внуки.

Сегодня Вецаки – одно из самых известных рижских мест отдыха. Не каждой столице так повезло – иметь в черте города море с великолепным пляжем. По благоустройству курорт не сравнить с временами наших бабушек и дедушек – душевые, зоны для занятий спортом, всевозможные кафе. На смену пароходам пришли электрички, автобусы и «маршрутки», которые вас домчат из центра.

А об ушедшем Вецакене напоминают не только старинные открытки и путеводители. Сверните с улицы Плудмалес, по которой идете от электрички к морю, на Пуйкулес. Прогуляйтесь, не пожалеете! На ней еще уцелели старинные дачи. Из той эпохи, о которой путеводители писали: «В последнее время заметно стала развиваться новая дачная местность «Вецакен» на Магнусгофском взморье, расположенная верстах в 15 от города Риги… Местность сухая, здоровая; сосновый лес; высокие дюны. Удобное сообщение с городом на пароходе…».