Они возвращаются. Главный эпидемиолог Латвии про болезни, о которых наши врачи почти забыли


Коклюш, корь, дифтерия, свинка, а тут еще возвратный тиф на подходе… Молодые врачи в глаза не видели многих из этих напастей. Иногда прививки так смягчают симптомы, что болезнь не узнать, а диагноз надо ставить как можно быстрее. Директор департамента профилактики и анализа риска инфекционных заболеваний Латвийского Центра профилактики и контроля болезней Юрий Перевощиков рассказал порталу Delfi о последствиях отказа от прививок и о том, опасаются ли эпидемиологи приезда беженцев.
С редакцией Delfi связалась мать четырех детей, ставшая жертвой потери бдительности врача. Летом, после двух недель в гостях у друзей, старшая дочь (вакцинированная по полной программе) вернулась с сухим кашлем, который не успокаивал ни один сироп. Вскоре сильно кашлять начала младшая сестра (не привитая — у девочки генетическое заболевание), а за ней — и мама, которая уже не припомнит, от чего ее прививали в детстве.

"Я думала, что это обычная простуда, — вспоминала многодетная мать. — Так совпало, что как раз в то время я получила долгожданный заказ на работу. Приходилось ездить в разные концы Латвии, а по дороге останавливать машину в ожидании, пока пройдет приступ кашля. Мое обычное спасение от простуды — жаркая баня — лишь усилило все проявления болезни. А вскоре старшую девочку начало рвать от кашля… Я поняла, что никакая это не простуда. Завела симптомы в Интернет — все указывало на коклюш".
Мама с детьми отправилась к врачу. На предположение о коклюше та рассмеялась (врачи традиционно скептически относятся к интернет-диагнозам), но по настоянию мамы, выписала направление на лабораторное исследование. Ответ дали лишь через 10 дней, в течение которых кашляющее семейство принимало выписанный врачом антибиотик широкого спектра и сироп. Но от них становилось лишь хуже. В итоге, маме позвонила эпидемиолог и попросила не сердиться на врача: "Благодаря масштабной вакцинации, наши врачи забыли про эту болезнь. А те, кто помоложе, в глаза ее не видели!"

Выяснилось, что антибиотики, которые помогают при коклюше (а вовсе не те, которые выписала врач), эффективны лишь первые четыре-шесть недель заболевания. В итоге, семья до сих пор не может оправиться от болезни, которая для мамы вылилась в невралгические осложнения. По счастью, не заразились остальные четыре члена семьи, а также — младенец в семье, с которой болезнь началась. Ведь для новорожденных коклюш может быть смертельным. В 2012 и 2013 году он унес по две жизни малышей, которые еще не были привиты.

Портал Delfi обратился к директору Департамента профилактики и анализа риска инфекционных заболеваний Юрию Перевощикову с просьбой рассказать, чего можно ждать от вирусов в ближайшее время, и насколько врачи готовы ко вспышкам заболеваний. Не стоит забывать и о грядущем прибытии беженцев — нет гарантий, что их дети в условиях войны получили все нужные вакцинации.

Врачи: почему они не узнают заразную болезнь

"Думаю, многие молодые врачи, которые закончили обучение в последние годы, вряд ли видели больных корью, краснухой, коклюшем и эпидемическим паротитом ("свинкой"). Благодаря широкой иммунизации, уровень заболеваемости этими очень заразными болезнями существенно снизился, — говорит Перевощиков. — И даже дети, которым прививки не рекомендованы по медицинским показаниям, довольно неплохо защищены за счет "коллективного иммунитета" — шансы встретиться с источником инфекции невелики".

Уровень "коллективного иммунитета" различается для разных инфекционных болезней, в зависимости от степени их заразности. Скажем, для дифтерии дистанция от больного больше метра — уже хорошая защита. А вот возбудители коклюша, туберкулеза или кори остаются в воздухе несколько часов, даже когда больного рядом уже нет. В среднем, один больной может заразить 12-18 человек. Чтобы предотвратить заражение корью непривитых, нужен очень высокий уровень охвата вакцинацией.

И все же, по словам эпидемиолога, даже болезни, от которых есть хороший коллективный иммунитет, ликвидированы не полностью. "Полностью побеждена только оспа — в 1977 году был последний случай в Сомали. Скажем, полиомиелита у нас не регистрировали с 1963 года. Но в Пакистане и Афганистане уже в этом году 39 случаев заражения, поэтому риск завоза инфекции остается. Крайне низкий охват иммунизации на Украине. В итоге, у детей было выявлено два случая заражения от "вакцинного вируса" (деривата), который из-за активной циркуляции среди недостаточно привитого населения вернул агрессивные свойства".

Особенно велика вероятность, когда возбудитель инфекции завозится непривитым человеком из туристической поездки. "В прошлом году в Латвии зафиксировали вспышку кори — 36 заболевших. Кто-то привез, а потом болезнь распространилась среди непривитых — заболел 31 взрослый и пять детей первого года жизни, которые еще не достигли возраста вакцинации. И такое случается не только в Латвии. Несколько лет назад в Болгарии была вспышка кори, охватившая 24 тысячи человек, из которых 24 умерло. Не говоря уже об осложнениях: тяжелый понос, пневмония, коревой энцефалит…"

В последние годы в Латвии регистрируется около 80-200 случаев коклюша в год. Чаще всего заболевают подростки, иногда привитые, поскольку иммунитет со временем ослабевает. "Это неприятно и порой чревато осложнениями, но не смертельно, — утверждает эпидемиолог. — Если заболели привитые люди, симптомы могут быть настолько смазаны, что даже опытный врач не всегда в состоянии распознать болезнь. В итоге, больной не изолируется. К примеру, контакт малыша первого или второго года жизни с заболевшей даже легкой формой коклюша мамой или старшей сестрой может окончиться смертью. Недаром зарегистрированная заболеваемость среди детей до года в два и более раз превышает показатели остальных возрастных групп, а из 47 заболевших малышей за последние пять лет двух спасти не удалось. Увы, и такое происходит в 21-м веке".

Вакцина: почему заболевают даже привитые люди

"Ни одна вакцина, как и ни одно лекарство, не дает стопроцентной гарантии, — утверждает Юрий Перевощиков. — Всегда есть шанс индивидуальной невосприимчивости к препарату и того, что когда-то недостаточное внимание уделялось хранению вакцин (особенно температурному режиму). К тому же, у разных болезней — разные принципы вакцинации. Если прививка от кори, краснухи и "свинки" — она включает "живой", только ослабленный, возбудитель (то есть человек переболевает в крайне легкой форме) — защищает от болезни полностью, то прививка от дифтерии, коклюша не дает стабильного иммунитета. Человек все равно может заразиться, но инфекция будет протекать в бессимптомной или легкой форме.

Скажем, иммунитет после вакцины от коклюша со временем снижается, поэтому на первом году жизни делают три прививки, на втором и седьмом году — еще по одной. От дифтерии нужна еще ревакцинация в 14 лет. Вторая ревакцинация против коклюша появилась в оплачиваемом государством календаре только в 2010 году, а эффект уже есть — на графике заболеваемости ощутимый провал после семи лет".

Пациенты: почему они отказываются от прививок

В последнее время родители все чаще отказываются вакцинировать своих детей. Кто не доверяет всем вакцинам, а кто — выборочно. 1,5-2,6% родителей отказываются от всех прививок, но еще больше не доверяют новым вакцинам. Скажем, прививке от папилломавируса человека, которая предотвращает рак шейки матки, не доверяют 12,9% родителей, вакцине от пневмококковой инфекции и ветрянки — 4,3-6%.

"Молодые родители не сталкивались с последствиями опасных болезней, как наши родители и бабушки-дедушки. Им кажется, что все не так опасно, так зачем мучить ребенка и прививаться", — говорит врач. По сведениям Юрия Перевощикова, тенденция роста числа отказов пока невелика — в рамках 1% за последние четыре года наблюдения. Но есть и другие причины, почему дети остаются непривитыми — противопоказания, перестраховка, дети из социально неблагополучных семей.

"Увы, даже если вакцинация не проводится у пяти процентов новорожденных, то для Латвии это тысяча незащищенных от инфекции детей в год, на другой год — еще 1000, потом — еще… Лет за десять и более число восприимчивых к инфекции детей достигает критической массы, коллективный иммунитет не сдерживает распространения инфекции — возникает вспышка. Потом много лет затишья, пока вновь не скопится "топливо" для новой вспышки. По счастью, если прививка входит в календарь оплачиваемых государством, то вспышки невелики. Скажем, вакцинация от кори была начата в 1968 году. Если до того регистрировалось до 20 000 случаев заболевания в год, то уже в 70-х редкие вспышки не превышали 300-400 случаев", — говорит Перевощиков.

Особое предупреждение родителям детей, которых не вакцинировали от "ветрянки": "В календаре эта прививка появилась с 2008 года. Однократное введение вакцины дает 85% гарантии от болезни (даже если ребенок заболеет, то в более легкой форме), две прививки — гарантия 99%. В итоге, вероятность заразиться этой болезнью в Латвии резко снизилась. Если мама решила: зачем прививать — переболеем и забудем, то она может оказать ребенку медвежью услугу. Поскольку источников заражения все меньше, растет шанс того, что непривитый ребенок заразится уже в более старшем возрасте. И тогда эта болезнь чаще протекает в тяжелой форме с суровыми осложнениями — рубцами на коже, ветряночной пневмонией, воспалением среднего уха, энцефалитом. Особо опасна инфекция для беременных. Я бы советовал — не ждать у моря погоды!"

Есть люди, которые считают, что риск осложнений от вакцинации — выше, чем риск заболеть. "Но это несравнимые величины, — уверяет Перевощиков. — Зачастую недоверие родителей основано на научно недоказанных фактах, которые обсуждаются в социальных сетях и способствуют созданию истерии. Скажем, в Великобритании несколько лет назад прошла волна массовых отказов вакцинирования от кори: прошел слух, что вакцина вызывает аутизм. Слух не подтвердился (расследование даже выявило заинтересованный источник слухов). А закончилось все вспышками кори среди непривитых, после чего приверженность вакцине снова резко возросла — родители увидели, к чему приводят отказы".

По словам эпидемиолога, зачастую осложнения от прививки носят чисто психологический характер, связанный со страхом перед инъекцией. "Например, подростков не рекомендуется прививать вместе — бывали случаи массовых обмороков. Вакцину даже отзывали, но потом обнаруживалось, что она там не при чем. Это своеобразная цепная реакция, когда перед твоими глазами кто-то боится, сильно переживает…

Также психологической причиной может быть совпадение: если болезнь или обострение хронической болезни (например, астматический приступ) случается сразу после какой-то прививки, хоть и не связано с ней. Лучше всего такие мифы развенчивает статистика. Любые осложнения (реальные или мнимые) от прививок в любой стране ЕС регистрируются централизовано. На любую нетипичную картину тут же следует реакция — продажу вакцины останавливают и начинают разбираться. Скажем, в 2009 году отозвали одну серию вакцины против пандемического гриппа — в клинических испытаниях частота анафилактической реакции была определена как два случая на миллион, а при массовом использовании выросла до четырех случаев на миллион".

Беженцы: ждать ли нам экзотических болезней

Латвийские гинекологи уже получили предупреждения, что им, возможно, придется иметь дело с пациентами-беженцами, у которых усечены половые органы — таковы традиции многих южных стран.

По словам Юрия Перевощикова, эпидемиологи пока не видят повода для особых тревог, в связи с приездом беженцев: "На территорию ЕС прибывают сотни тысяч беженцев, но до сих пор не было известий о серьезных вспышках инфекционных заболеваний и заражении местного населения, если не считать одну локальную вспышку кори. Но повода расслабиться — тоже нет. Были сообщения, что среди беженцев выявлено 15 случаев кожной дифтерии — достаточно редкая форма форма болезни с нагнаивающимися ранами — и 13 случаев давно забытого в Европе возвратного тифа, возбудитель которого передает платяная вошь. Инфекцию хорошо знали во время войн — в условиях отсутствия антибиотиков она была причиной высокой смертности…"

И все же, по мнению эпидемиолога, сегодня он не видит возможности стремительного распространения этого вида педикулеза за пределы лагерей беженцев: "Все же в Европе — высокий уровень санитарии, а беженцы, как правило, живут обособленно. Так что на сегодня больше шансов, что заразу привезут наши же путешественники из тропических стран. Из ЕС самолеты вылетают в Африку, Азию, Латинскую Америку и привозят много неприятных болезней. Как-то даже подсчитали, что большой лайнер из Бангкока в Европу привозит до десяти новых заразившихся болезнями СТС и ВИЧ".

Впрочем, Перевощиков не стал отрицать, что среди беженцев частота таких инфекций, как туберкулез, гепатит B и C, гораздо выше, чем у европейцев. При том, что от гепатита С прививки нет, а вакцина от туберкулеза у нас нацелена только на защиту новорожденных детей, чтобы они могли избежать тяжелых внелегочных форм. Но скрининг приезжих на туберкулез проводится везде, в том числе и в Латвии. Чего не скажешь о других болезнях.

"К примеру, выявлять гепатит С среди беженцев не является первостепенной задачей поскольку доступность лечения пока ограничена даже для самих жителе Латвии".
Медикам стран приема рекомендуется как можно раньше проводить общее обследование беженцев — жалобы, температура, вши, санитарная обработка. Всех, кто вызывает сомнение — госпитализировать и применять т.н. "карантин". "В отношении беженцев тоже важен вопрос вакцинации. Их детей тоже желательно включить в национальный календарь прививок. Особенно по инфекциям со стремительным распространением (дифтерия, полиомиелит, корь, краснуха, эпидемический паротит, коклюш), — уверен Перевощиков. — На сегодня трудно понять, кто из них от чего был привит в своей стране — медицинские документы есть далеко не у каждого, а в условиях войны их система здравоохранения вряд ли могла полноценно работать. Мы готовим свои рекомендации".

Вероятность приезда в беженцами такого страшного заболевания, как лихорадка Эбола, Юрий Перевощиков оценил близкой к нулю: "Даже исходя из тех соображений, что инкубационный период при Эбола 21 день, и вряд ли беженцы так быстро смогут добраться до Латвии… И вообще, многие болезни, которые опасны для тропических стран, у нас не могут распространяться — здесь нет их переносчиков. Например, многие тропические лихорадки. У нас не живут участвующие в цепи передачи инфекции виды комаров. Хотя, в связи с изменениями климата на юге Европы были случаи, не связанные с беженцами, но пока они единичны, и очаги быстро подавляются".

Recent Posts from This Journal