А суд и ныне там. Почему до сих пор нет осужденных по делу о терактах 11 сентября?


14 лет назад, 11 сентября 2001 года, в результате серии терактов в США погибло почти 3000 человек. Главный идейный вдохновитель теракта Усама бин Ладен уничтожен американскими спецназовцами, однако на военной базе в Гуантанамо пять человек, непосредственно связанных с совершением этой атаки, по-прежнему ждут суда. Американский журналист Майкл Тарм специально для портала Delfi рассказывает о том, почему главные подозреваемые в совершении терактов до сих пор не осуждены.
Американцы считают теракты 11 сентября 2001 года крупнейшим преступлением в современной истории страны. Но 14 лет спустя ни один из пяти главных подозреваемых, которые находятся в тюрьме в заливе Гуантанамо, так и не предстал перед судом. Среди них — Халид Шейх Мохаммед, которого считают организатором теракта.

Досудебный процесс останавливался и возобновлялся сотни раз. Президент Джордж Буш хотел военного суда в Гуантанамо. Барак Обама, придя к власти, сначала хотел, чтобы дело рассматривал обычный суд в США, но позже передумал. Процесс вернулся в Гуантанамо, но попал в руки сравнительно новой структуры — суда военной комиссии, который работает в специально созданном комплексе зданий. Армия называет его "Лагерем правосудия".

Этот процесс частично отражает и некомпетентность, и черную комедию, и искреннее стремление вести судебные дела правильно. Но порой кажется, что под судом — не виновные в сентябрьском теракте, а сама американская система правосудия.

Почему дело затянулось на 15 лет?

Сложный ответ на этот вопрос связан с политикой, нерешительностью, страхом и деньгами. Он связан со сложной системой уголовного права, которая не в состоянии решить, где, перед каким судом и в соответствии с какими правовыми актами должны предстать подозреваемые в совершении терактов. Какова ситуация сейчас, почему прогресс был таким медленным и какой сценарий наиболее вероятен в будущем?
Кто главные подозреваемые?

Организатором теракта 11 сентября считается Халид Шейх Мохаммед (на фото). Родился в Кувейте, колледж закончил в США. Он — лицо этого теракта. Некоторые американцы называют его "Ганнибалом Лектером Аль-Кайеды" — в честь киногероя, который ел человеческое мясо. Другие подозреваемые: Али Абд Азиз Али, который считается заместителем Халида; Рамзи Биналшиб, которого считают посредником между бин Ладеном и угонщиками самолетов; Мустафа Ахмад Хаусауи — ассистент Биналшиба, и Валид бин Атташ, который обучил нескольких угонщиков самолетов.

В чем их обвиняют?

Каждому грозят 2973 обвинения в убийстве — по одному на каждую жертву теракта, а также ряд других обвинений, в том числе в угоне самолета и терроризме. В случае, если их признают виновными, им может грозить смертная казнь. Смертная казнь по-прежнему действует в некоторых штатах США, например, в Техасе. Одна из негативных сторон смертной казни в том, что Халид заявил, что хочет именно этого. Во время одного из досудебных слушаний судья заявил, что Халиду грозит смертная казнь, на что тот ответил: "Да, я хочу этого. Хочу стать мучеником, принимаю эту волю Всевышнего".

Каков статус у этого дела?

Все пятеро подозреваемых находятся в Гуантанамо и ждут момента, когда все вместе предстанут перед судом особой военной комиссии. Дела всех пятерых находятся на досудебной стадии, и теоретически они должны быть доведены до полноценного судебного процесса в военном суде. Скорее всего, эта досудебная стадия займет еще один или два года.

В чем комичность этого процесса?

Одно из первых досудебных чтений в мае 2012 года после решения направить дело обратно в Гуантанамо быстро превратилось в хаос. У подозреваемых из ушей выпадали наушники, в которых звучал перевод на арабский язык, поэтому перевод было решено транслировать через динамики. Суду и адвокатам приходилось перекрикивать переводчика. В какой-то момент один из обвиняемых решил помолиться, и это привело к 20-минутной паузе. Затем кто-то из адвокатов заявил, что прокуроры (женщины) оскорбляют их клиентов, поскольку одеты слишком откровенно. Обвинение также потребовало зачитать в суде весь текст обвинения на 87 страницах — очень необычное требование.

Чтение текста продолжалось 2,5 часа и означало в том числе и то, что в суде прозвучали имена всех 2973 жертв теракта. Более 30 близких жертв теракта следили за этим хаосом в прямом эфире из Нью-Йорка и почти все они покинули помещение до окончания чтения текста обвинения. Недавно судья приостановил запланированные на август слушания, чтобы расследовать заявление адвокатов о том, что ФБР пыталось внедрить шпионов в защиту обвиняемых

Почему это дело рассматривает суд военной комиссии, а не обычный суд США?

Администрация президента Барака Обамы в ноябре 2009 года заявила, что дело будет рассматривать обычный суд в Нью-Йорке — рядом с местом, где находился Всемирный Торговый Центр. Но менее чем через три месяца, после того, как жители города выразили недовольство этой идеей, а политическое давление выросло, этот план был отменен. Критики утверждали, что если суд будет проходить в Нью-Йорке, город снова станет главной мишенью террористической атаки.

Возникла проблема и с расходами. Представитель городской администрации Джулия Менин заявила, что ограничения движения, 2000 контрольно-пропускных пунктов и другие связанные с угрозой терроризма меры обойдутся примерно в 1 млрд. долларов. Были и такие, кого задела возможность того, что Халид и другие подозреваемые получат возможность выступать с речами в паре кварталов от места, где погибли тысячи человек. Вмешался и Конгресс США, и это сделало суд над террористами в США практически невозможным — в том числе и при помощи сокращения финансирования на перемещение подозреваемых из Гуантанамо на континентальную часть США.

Какие проблемы с доказательствами?

Есть несколько серьезных проблем. Главная — следствие получило несколько важных доказательств, в том числе признание Халида, при помощи пыток. Считается, что Халида пытали при помощи погружения в воду 183 раза, ему также не давали спать в течение семи суток.

После того, как Обама стал президентом, утопление и другие методы пыток были запрещены. Генпрокурор США Эрик Холдер пообещал, что прокуратура не будет использовать доказательства, полученные способом, который Белый дом классифицирует как пытки. В то же время иногда сложно отличить доказательства, полученные под пытками, от улик, полученных из других источников. Есть также доказательства, которые считаются особо секретными, и прокуратура не хочет предоставлять защите доступ к ним.

Чего хотят жертвы теракта?

Семьи жертв недовольны тем, сколько времени потребовал суд над подозреваемыми. Но их взгляды на то, в каком суде и как нужно судить подозреваемых, расходятся. На одной стороне — Дебора Берлингем, сестра пилота одного из угнанных самолетов. Она и созданная ею группа "Семьи 9/11 за безопасную и сильную Америку" защищает использование утопления во время допросов, полагая, что подозреваемые — "боевики вне закона", которые не заслуживают тех же прав, какие есть у обычных подозреваемых.

На другой стороне — Рита Лазар, брат которой погиб в здании Всемирного Торгового Центра, а также группа поддержки "Семьи одиннадцатого сентября за спокойное завтра". Эта группа жестко критикует решение отменить проведение суда в Нью-Йорке и называет создание суда военной комиссии "неадекватной альтернативой нашей хорошо проверенной федеральной судебной системе". В одном из заявлений группы сказано: "Сильными нас делает наше стремление к справедливости. Меняя правила для конкретных людей, наше государство поддается страху и предрассудкам, и в результате унижает нашу демократию".

Как, по мнению американцев, должен был проходить судебный процесс?

Суд над Халидом Шейхом Мохаммедом и другими четырьмя подозреваемыми странным образом не стал заметной новостью вне пределов Нью-Йорка. Однако опросы показывают, что общество разделилось: 50% американцев полагают, что террористов надо судить в американских судах. Сторонники этой идеи полагают, что США должны быть полны уверенности в себе и с гордостью использовать судебную систему страны для суда над террористами. Но остальные полагают, что подозреваемые в совершении терактов 11 сентября — военные преступники, которым не полагаются такие же права, как и обычным преступникам. Суд на военной базе — самое подходящее для них место.

В чем разница между обычными судами США и судом военной комиссии в Гуантанамо?

Администрация Обамы немного изменила суд военной комиссии. Это гибрид между военным трибуналом и обычным судом США. Так же, как и в обычных судах, подозреваемые считаются невиновными, задача доказать их вину стоит перед прокурорами, а у подсудимых есть право на адвоката. Но есть и важная разница: в обычном суде есть только один судья, а в суде комиссии судья — представитель армии США полковник Джеймс Пол.

В военном суде для вынесения приговора достаточно голосов 2/3 присяжных, в обычном нужны голоса всех 12 присяжных. Суд комиссии будет доступен для просмотра публики при помощи видео с 40-секундной задержкой. В суде военной комиссии есть кнопка, нажатие которой отключает трансляцию видео и звука за пределы помещения — в случае, если адвокаты упоминают совершенно секретные доказательства. Министерство обороны США потратило 12 млн. долларов на то, чтобы построить здания суда в "Лагере правосудия" в Гуантанамо.

Многие по-прежнему критикуют суд военной комиссии. Эйми Дэвидсон, которая наблюдает за процессами в области национальной безопасности, в своей статье в New Yorker писала, что в этом суде никто не знает, кто там главный. "Похоже, что главная проблема в том, что мы выглядим неумехами в судебных делах, детьми, которые не могут даже организовать хороший спектакль", — пишет она.

Что произойдет, если эти пятеро мужчин будут осуждены, как планируется?

Скорее всего, недовольство близких жертв теракта на этом не закончится. После приговора у Халида и других будет право подать апелляцию. Пару лет назад Обама сам предупреждал семьи погибших о том, что приговор суда военной комиссии может менять Верховный суд США.

Администрация Обамы предупреждала и о том, что в суде военной комиссии будет труднее добиться смертного приговора, чем в обычном суде. Даже если такой приговор будет вынесен, процесс апелляций может занять три, четыре или даже больше года. Это означает, что судебный процесс может растянуться на 20 лет.