НА ВОДЫ В ВЕРМАНСКИЙ ПАРК



Когда-то туда шли как на курорт – попить целебную воду.

В Верманском парке – два обелиска его создателям. Один ( при входе со стороны улицы Меркеля) большинству рижан хорошо знаком – Анне Верман, пожертвовавшей на разбивку сада внушительную сумму. Другой – рядом с эстрадой, меньше известен. На нем даже нет имени - только даты. Между тем, это обелиск Филиппо Паулуччи – итальянцу, губернатору Риги и края, который стал инициатором разбивки сада.

В начале 19-го столетия в Риге был только один общественный сад – Царский ( ныне Виестура). Город тогда находился за крепостными стенами, в границах сегодняшней Старой Риги, на взморье еще создавались первые курорты, Межапарка не было, а отдохнуть на природе, полюбоваться фонтанами и цветами горожанам хотелось, не уезжая за три девять земель Поэтому в 1814-м году по инициативе Паулуччи и был создан комитет по зеленым насаждениям. В его задачу входила и разбивка новых парков. Комитет был благотворительным, но рижане не жалели средств на благое начинание. Когда под новый парк присмотрели заболоченную территорию за крепостными стенами, вдова известного рижского купца Анна Верман решила выделить на обустройство значительную по тем временам сумму - 10 тысяч рублей.

Открытие парка состоялось в 1817-м. Минуло несколько десятилетий, и он становится известным не только в Лифляндии. Там в 1833-м было открыто одно из первых в Европе «заведений искусственных минеральных вод». Вкус верманских вод оценил сам Фарадей – знаменитый химик нашел, что по составу они не уступают натуральным. В начале воды отпускают на месте – с 6 до 8 утра, позднее разливают для продажи – в бутылки. В 1843-м изготовили 15 тысяч бутылок «верманской минералки», а в 1863-м – 800 тысяч!

В конце XIX столетия «минеральный статус» парка уступает место культурно-музыкальному. Он становится одним из мест города, где бесплатно можно было послушать концерты духовой и симфонической музыки. На первых порах выступают расквартированные в Риге оркестры военных полков. Но публика становится требовательнее, и отцы города идут на встречу – приглашают оркестры из других городов. Оркестр лейб-гвардии Преображенского полка гастролировал, например, целых два месяца. Приезжали оркестры пограничников из Польши.

С весны по осень концерты давались с 18 до 24.00. Иногда устраивались бенефисы. На сцене одновременно выступали до 150 музыкантов – три-четыре коллектива. По обыкновению бенефисы заканчивались красочными фейерверками. Командовал пиротехникой рижанин Роберт Пиркет. Его мастерская находилась в Старом городе, на Лиела Зиргу. Во время одного из опытов она взлетела на воздух – погиб сам пиротехник, случайные прохожие.

Публика посолидней на концертах занимала дальние ряды, пошустрее и попроще – передние. Таковы были предписания блюстителей порядка – чтобы простолюдины находились под «пристальным оком». Но эта публика была и самой благодарной. Как писали старые газеты, свои эмоции она выражала не только аплодисментами, чаще – криками и оглушительным свистом.

Перед Первой мировой в парке начали гастролировать модные тогда румынские оркестры. Во всю афишу ставили имя скрипача Костика Мукилева, сердцееда, любимца рижских дам. В парке выступали и артисты цирка. На эти представления вход был платным. Особенно нравились горожанам канатоходцы. Для них в саду устанавливали две высокие мачты с протянутым между верхушками толстым корабельным канатом.

Долгие год парк оставался единственным местом, откуда стартовали в рижское небо воздушные шары. Летом 1889-го полеты демонстрировал мировая знаменитость – Шарль Леру из Америки. Поднимаясь на воздушном шаре, он выделывал акробатические трюки на прикрепленной к шару трапеции и на парашюте спускался на землю. После выступлений в Риге аэронавт отправился в Таллинн. Во время одного из выступлений сильным порывом ветра шар отнесло к морю и романтик из Америки погиб. Несколько лет назад в Таллинне, на берегу Пиритской бухты в честь него установили памятник…

Поднимался в рижское небо и Петр Петрович Шмидт – тот самый лейтенант, который в 1905-м возглавил восстание на корабле «Очаков». Мало кому известно, что в начале своего пути Шмидт был аэронавтом. Над Верманским садом он пытался взлететь 27 мая 1890 года, выступая под псевдонимом Леон Аэр. Полет закончился неудачно – парашют упал, Аэр разбился. Травмы оказались не опасными. «Г-н Аэр разбил себе лицо и руку», - сообщала на следующий день газета „Рижский вестник“.

В 1920-ые-1930-ые парк был известен рестораном и кинотеатром. В кинотеатре «Метрополь» выступал знаменитый русский шансонье Александр Вертинский, после Октября, покинувший советскую Россию. А ресторан располагался на месте нынешнего Кабинета министров – в Малом Верманском саду. Он так и назывался - «Мазайс Верманя паркс». Это была тусовка рижской элиты – депутатов, бизнесменов, членов правительства. «Своим» был этот ресторан для военного министра страны, генерал а Яниса Балодиса, городского головы Риги 1921-1928 годов Алфреда Андерсона.

Парк послевоенного времени остался в памяти многих рижан шахматными баталиями. Там нередко можно было увидеть и чемпиона мира Михаила Таля. Рассказывают, что когда Таль играл с мастером Зильбером, вокруг собирались десятки любопытных. Не только посмотреть игру, но и послушать шахматные байки. Каждый ход шахматистов сопровождался шутками и афоризмами. А памятник Талю уже в наше время не случайно решили установить в его любимом парке.

Во времена его молодости он носил другое имя – Кировский: переименовали после войны. Но после восстановления независимости Латвии историческую справедливость восстановили – парк снова стал Верманским.

Основательница на 10 лет пережила свое детище. Она умерла в 1827-м и завещала, чтобы сад всегда оставался доступным для каждого. А в Латвию первые Верманы приехали из Германии в XVII веке – несколько братьев. Глава рода оказался в Курляндии. Он был человеком своевольным и ослушался епископа. За это попал на остров Сааремаа. К другим Верманам судьба оказалась благосклонней. В их числе к Кристиану Верману. Он женился на дочери уважаемого в Риге торговца – Анне Гертруде Эбель. С ее именем и связано рождение самого известного в городе сада . Наследников Верман судьба разбросала по разным уголкам земли, и многие из них вошли в историю. В 1918-м потомок Верманов ( сын Марии фон Верман и Джорджа Армитстеда – двоюродного брата известного рижского градоначальника) сэр Генри Армитстед предпринял отчаянную попытку вызволить из екатеринбургского заточенья царскую семью… Ветвь Верманов продолжается в Англии и сегодня. Ее носитель - правнук сэра Генри – Тимоти Рэдклиф.

Что касается черного обелиска в Верманском саду - без имени, то история его такова. Памятник хотели возвести при жизни Филиппо Паулуччи, но он категорически возражал. Завещал, чтобы и после смерти не было монументов с его именем. И все же рижане решили отдать дань уважения выдающемуся губернатору. И установили обелиск после его смерти в Малом Верманском саду. А воссоздали памятник уже в наше время – в Верманском парке.

На снимках: Верманский парк в царское время. И в 1930-ые годы. Открытки из коллекции автора.
Tags: