Похороны еды. Как россияне наблюдают за казнью санкционных продуктов


В конце июля президент России Владимир Путин подписал указ об уничтожении сельхозпродукции, сырья и продовольствия, запрещенного к ввозу на территорию страны в связи с экономическими санкциями. Документ, вступивший в силу 6 августа, будет действовать как минимум один год. После подписания этого указа в социальных сетях пару дней шутили по поводу внешности руководителя Федеральной таможенной службы Андрея Бельянинова, намекая на то, что этот полный человек как никто другой разбирается в уничтожении продуктов питания. Однако российские власти восприняли все это слишком серьезно и устроили в минувший четверг настоящую показательную казнь санкционного продовольствия.

В некоторых регионах исполнять указ президента начали еще до его фактического вступления в силу. Так например в Самаре еще 4 августа было уничтожено 114 тонн свинины, которые, по словам пресс-секретаря Россельхознадзора Юлии Мелано, «вызвали сомнения у инспекторов и были задержаны» еще в апреле. Она отметила, что эта продукция была произведена в Европе, а в Россию ее ввозили по поддельным бразильским сертификатам.

Но всерьез за контрабандную еду взялись два дня спустя. Новостная лента Россельхознадзора пестрила сообщениями о все новых и новых продуктах с поддельными сертификатами. Полторы тонны свинины, 9 тонн моркови, 28 тонн томатов и яблок, 73 тонны нектаринов (на самом деле гораздо больше, это лишь одна из нескольких задержанных партий) — все это продовольствие в соответствии с новым указом президента подлежит уничтожению.
Одними задержаниями в четверг дело не ограничилось. Пресс-служба Россельхознадзора выпустила видео и фоторепортаж об уничтожении сыра в Белгородской области, задержанного еще в конце июля. Около девяти тонн продукции просто раздавили трактором на полигоне бытовых отходов.

В Санкт-Петербурге сыр сжигали в специальной печи. Правда, пока только небольшую партию. Но в ближайшее время в Пулково сгорит примерно 20 тонн сырной продукции. Более четырех с половиной тонн овощей было уничтожено на полигоне в Брянской области.

Разумеется, столь решительные и яркие меры в отношении чуждых продуктов не могли оставить равнодушными пользователи соцсетей, которые тут же начали упражняться в остроумии: делали фотожабы, вспоминали плакаты, выпущенные штабом Бориса Ельцина к выборам 1996 года, предлагали применить схожие меры в российском футболе или просто выдавали новости, по которым, с учетом текущей обстановки в стране, так сразу и не скажешь, настоящие они или фальшивые. Подшучивали и над ситуацией с водителем грузовика, который, узнав о новых правилах, скрылся с полутора тоннами томатов на территории Белоруссии.

Впрочем, многие отнеслись к уничтожению продуктов предельно серьезно. Для России, которая помнит и военные, и просто голодные годы, и в которой привыкли очень трепетно относиться к еде, уничтожение продуктов многие восприняли как оскорбление. На сайте change.org уже появилась петиция, в которой граждане призывают власти не уничтожать продукты, а передать их нуждающимся. Обращение собрало почти 300 тысяч голосов, и его даже заметили в Кремле. Пресс-секретарь президента Дмитрий Песков, изначально заявлявший о необходимости выполнения принятого закона, уже пообещал как минимум принять эту петицию во внимание. Он также признал, что процесс уничтожения продуктов «выглядит не очень приятно», но подчеркнул, что иного выхода в сложившейся ситуации просто нет.

Впрочем, согласно указу президента «О рассмотрении общественных инициатив», подобные петиции российские власти принимают во внимание только в том случае, если они размещены на сайте под названием «Российская общественная инициатива». Там подобное обращение пока набрало чуть больше трех тысяч голосов (и более 130 голосов против), что примерно на 96 с лишним тысяч меньше, чем необходимо для рассмотрения петиции на федеральном уровне.

Министр сельского хозяйства (и автор идеи об уничтожении еды) Александр Ткачев отметил, что в деле уничтожения санкционного продовольствия его ведомство руководствуется мировой практикой. По его словам, контрабандные товары должны уничтожаться, тем более что они в большинстве своем довольно сомнительного качества. «Мы не можем рисковать здоровьем наших граждан», — добавил Ткачев. Впрочем, самочувствие населения — не единственное, что беспокоит министра. Распределение продуктов среди нуждающихся, по мнению Александра Ткачева, также чревато возникновением коррупции и превышения должностных полномочий. Эту точку зрения поддерживает и глава Россельхознадзора Сергей Данкверт