Нас лишили возможности защищаться, так почему мы молчим?

Скажу лично про себя: у меня теракты во Франции вызвали не печаль и боль, а ярость от осознания бессилия - собственного и всеобщего.
Вот выступает мэр Парижа. Запинаясь от волнения, он говорит о боли и ужасе... Но почему он ни слова не говорит о возмездии?
Вот обращение президента Франции. Где слова "Мы найдём этих ублюдков хоть на краю света и никому не уйти от возмездия?" Он главнокомандующий страны - или плакальщица на похоронах?
По-моему, только Путин не только выражал соболезнования, но и говорил о борьбе с террористической угрозой. Все остальные "мировые лидеры" лишь "выражали соболезнования" и "скорбили". Кто-нибудь объяснит мне, что такое "соболезнования" и зачем они нужны мёртвым или их родственникам? Какое им дело до "скорби" правителей? Зачем всё это враньё?

Французы, выходящие со стадиона, запели "Марсельезу". Я их понимаю: объединяясь в пении гимна своей страны, они ощущали свою общность, и это успокаивало их; но как было похоже их пение на блеянье овец, сбивающихся в стадо от страха перед волками! Целый стадион, десятки тысяч человек - и все они были до смерти и блеянья напуганы всего лишь двумя смертниками! А расстрелянные или выжившие в театре? Их было там несколько сотен человек - но всего лишь трое террористов убили больше сотни из них; и никто - НИКТО! - не смог оказать им сопротивления.

Итог этой ночи страшен: восемь террористов убили полторы сотни граждан Франции - и только один из них был убит полицией; остальные семеро подорвались сами. Каждый из них сумел забрать два десятка жизней своих врагов; сколько ещё "героев" воодушевится этим подвигом и решит повторить его?

Вы скажете, что иначе и быть не могло? Что рядовые граждане ничего не могут противопоставить вооружённым террористам? Так я вам скажу: это так только потому, что граждане смирились с тем, что у них отобрали возможность защищаться, лиши права ношения оружия. Вы можете представить себе, что десяток дикарей смог бы переполошить подобным образом Лондон, или Париж, или Санкт-Петербург век назад? Нет, потому что век назад право носить оружие для самозащиты не ставилось под сомнение вообще; потому что маньяк с оружием встретил бы ожесточённое сопротивление со стороны рядовых граждан; потому что граждане верили в свои силы, а не надеялись, что "добрые полицейские всех защитят".
Почему такого не происходит в Израиле? Ведь количество потенциальных террористов на душу населения там в разы больше, чем в Европе? Но в Израиле каждый гражданин заботится о безопасности; там по улицам ходят люди с оружием (и не только солдаты, но и мирные граждане). И каждый раз, когда очередной террорист решает устроить побоище, его быстро останавливает первый же вооружённый человек, так что число жертв редко превышает 2-3 человек. Массовых побоищ, подобных тем, что произошло в прошлую пятницу, в Израиле не бывает.

Казалось бы, уже побоище в "Шарли Эбдо" показало, что надеяться на полицию бессмысленно - она прибудет слишком поздно. До этого уже был Брейвик - и тогда полиция ничем не помогла его жертвам. Вот ещё один урок. Но ни в одном - НИ В ОДНОМ! - интервью с выжившими в побоище я не услышал "было бы у нас оружие - мы бы смогли дать отпор". ПОЧЕМУ???

Почему блеять "нам было страшно, минуты тянулись как часы, повсюду была кровь" - это нормально, а требовать "дайте нам оружие, мы покажем им кузькину мать" - нет?

Почему все мы - русские,латыши французы, англичане, немцы и многие национальности - смирились с тем, что нам нельзя иметь при себе оружие для самозащиты, и в следующий раз те, кому не повезёт попасться на дороге террористам, маньякам или обычным убийцам, опять будут для них не более чем жертвенными баранами?

Почему мы молчим и терпим?

Recent Posts from This Journal