ДОВОЕННЫЕ ВЕЦАКИ: КАБИНКИ ДЛЯ ПЕРЕОДЕВАНИЯ БЫЛИ СОБСТВЕННОСТЬЮ ДАЧНИКОВ


Сегодня, глядя на море людей, приезжающих в Вецаки на электричке, трудно поверить, что когда-то единственной возможностью добраться сюда были пароходы. Они отплывали от набережной 11 Ноября– из центра города - и швартовались у Вецдаугавы, на улице Звеяс. Оттуда до центра Вецаки можно было взять извозчика. Пароходики стали курсировать еще при царе, и эра их продолжалась до 1930-ых – пока не проложили железную дорогу.

А история курорта уходит в 1897 год, когда известный промышленник и меценат Август Домбровскис, живший неподалеку – в Вецмилгрависе, решил обустроить здесь купальное место. За разрешением обратился в Петербург – вецакский лес в то пору принадлежал российскому правительству. Ответ не заставил себя ждать. Уже следующим летом - в 1898-м году - на новом курорте поднимается 30 дач. Самую первую построил рижский зубной врач М. Вестархаген. В те годы землю под дачи не продавали - сдавали в аренду на 99 лет.

Путеводитель 1910 года «По Риге и окрестностям» под редакцией Петра Руцкого пишет: « В последнее время заметно стала развиваться новая дачная местность «Вецакен» на Магнусгофском взморье, расположенная верстах в 15 от города Риги…Выстроено уже довольно много хороших и красивых дач; имеется три пансиона и телефон. Учреждено «Общество благоустройства»; предположено устроить парк. Местность сухая, здоровая; сосновый лес; высокие дюны. Удобное сообщение с городом на пароходе ( почти ежечасно; езды – около часа)».

О том, как жил дореволюционный курорт, свидетельствуют и объявления в дореволюционных газетах. «Рижская мысль» 8 июня 1911 года на первой полосе публикует неброскую рекламу: «Вецакен – нуждающимся в отдыхе и спокойствии весьма рекомендуется». Приглашают отдыхающих и пансионы. «Вилла «Вальдфриден» , Вецакен, купальное место Магнусгоф, 4 минуты от моря, - читаем в номере за 16 июня 1912 года. – Лесной парк, хороший уход при умеренных ценах, теплые морские ванны».

Место малолюдное, поэтому многие купаются голышом. Городские власти вынуждены даже принять специальные правила. «В Магнусгофе согласно новым обязательным постановлениям купанье с берега в районе казенной дачной местности разрешается лицам обоего пола во всякое время, но лишь в купальных костюмах», - информирует «Рижская мысль» в разделе «Городская хроника».

Латышские газеты 1920-ых – начала 1930-ые называют курорт «необитаемым островом». Все еще сложно добираться – пароходики тащатся долго, в каютах душно. Положение меняется с середины 1930-ых, когда с Ригой открывается железнодорожное сообщение. «Вецаки – первое купальное место на железнодорожной линии Рига-Руиена, по воскресеньям оно особенно популярно среди рижан», - сообщает справочник 1938 года «О местах отдыха родины».

К тому времени поселок связывает со столицей и асфальтированное шоссе - Рижский проспект, нынешний - Вецакю. Можно было добираться из города автобусом.

Справочник отмечает наличие «пансионов, гостиниц, ресторанов, заведение морских тепловых вод, теннисный корт». Меняется национальный состав постоянных жителей. В 1938 году, согласно сборнику государственного статистического управления, почти 90 процентов владельцев дач латыши, остальные - немцы. До революции было с точностью наоборот. С конца 1920-ых покупает землю, строится латышская интеллигенция. В 1933 году переезжает известный мореход, капитан дальнего плаванья Мартиньш Бите. В 1937-м начинает строить дом Август Зариньш – дед классика латышской живописи Индулиса Зариньша.

Административно Вецаки все еще вне города - Мангальская волость. «В волости 1600 жителей, 12 продуктовых магазинов, 2 мясных, винный, книжный, два ресторана. Оба – в Вецаки», - информирует справочник статуправления.

Пляж тех лет не идет в сравнение с довоенной Юрмалой – менее благоустроенный. Но были и тут свои особенности.

Например, кабинки для переодевания. Только - собственные, - рассказывает мне один из старожилов Айвар Иннус. - Многие дачники их привозили с собой - небольшие, два на два метра. Устанавливали и оставляли до конца сезона или даже на зиму. Никто ни ломал, ни разрушал.

Незаменимым атрибутом довоенного пляжа были и рыболовные лодки. В Вецаки тогда жило больше тридцати рыбаков. Ловили и в заливе, и в море.

Из довоенного времени рассказчик вспоминает парк с танцплощадкой на улице Капу. В парке проводились детские праздники, вечера отдыха. Организатором был дамский комитет Вецакского общества благоустройства. Если на рижском взморье до войны на похожих вечерах выбирали мисс загар, то в Вецаки – мисс-Вецаки.

- Королевой курорта несколько лет была наездница Вента Марта, жившая на улице Звеяс. Когда красавица проезжала верхом на лошади, казалось, что на окраинную улочку спускается фея, - рассказывает свидетель довоенной жизни.

Вецаки рекламируют за границей. В 1935-м о курорте пишут в брошюре «Прекрасная Латвия», вышедшей в Лейпциге на немецком.

- До войны Вецаки вовсе не был отсталой провинцией, - вспоминает еще один старожил Виестур Лапиньш. – Имелась даже собственная телефонная централь – на улице Мазсалацас,21.Можно было звонить в Ригу. Телефоны были примерно в двух десятках домов.

Один из телефонных аппаратов находился в резиденции американского дипломата в Латвии – Дональда Дея. Его дача располагалась на пересечении улиц Плудмалес, Пуйкулес и Гарциема. Всякий раз на прогулках дипломата сопровождала любимая собака. Когда она умерла, Дей похоронил ее во дворе дачи. На холмике всегда можно было увидеть живые цветы.

Одна из красивейших дач находилась на улице Тиландес. Ее хозяином был датчанин Гагенсен. В Риге у него был собственный магазин автомобильных принадлежностей – на углу Элизабетес и Валдемара.

Магистрального водопровода в поселке не было – воду качали из колодцев. Лучшая - находилась на глубине 18-20 метров. Помогал искать водоносные пласты сам хозяин насосной фабрики - Август Зариньш. На старинных колодцах, еще сохранившихся в домах старожилов, можно увидеть эмблему его предприятия.

Во дворе почти каждого дома была кормушка для белочек. Ежегодно местные активисты выбирали самую красивую.

А вот по комфорту Вецаки уступал Юрмале. Даже на центральных улицах не было асфальта – песок по колено. Тротуаром служили дощечки, которые настилали на песок.

В 1930-ые каждую весну по всей стране высаживали молодые деревца. Патроном был президент Карлис Ульманис, который разъезжал по городам и весям. Однажды его ждали и в Вецаки. До этого президент уже бывал на курорте – его летняя резиденция «Даудери» - находилась неподалеку, в Саркандаугаве. Наведывался он и с Мунтерсом – министром иностранных дел. В тот день к приезду Ульманиса в Вецаки приготовили саженцы берез – на улице Плудмалес. Ждали высокого гостя у железнодорожной станции. Но он так и не приехал.

- Что делать, пришлось сажать самим, - продолжает Лапиньш. – Несколько деревьев высадили на Плудмалес, а большую часть на подводах отвезли на улицу Лиедагас. Там и посадили. Их и сегодня можно увидеть. Вымахали, как и наши собственные дети и внуки.

Сегодня Вецаки – одно из самых известных рижских мест отдыха. Не каждой столице так повезло – иметь в черте города море с великолепным пляжем. По благоустройству курорт не сравнить с временами наших бабушек и дедушек – душевые, зоны для занятий спортом, всевозможные кафе. На смену пароходам пришли электрички, автобусы и «маршрутки», которые вас домчат из центра.

А об ушедшем Вецакене напоминают не только старинные открытки и путеводители. Сверните с улицы Плудмалес, по которой идете от электрички к морю, на Пуйкулес. Прогуляйтесь, не пожалеете! На ней еще уцелели старинные дачи. Из той эпохи, о которой путеводители писали: «В последнее время заметно стала развиваться новая дачная местность «Вецакен» на Магнусгофском взморье, расположенная верстах в 15 от города Риги… Местность сухая, здоровая; сосновый лес; высокие дюны. Удобное сообщение с городом на пароходе…».