September 6th, 2015

Латвиец: История моего путешествия в Пакистан. Как я остался цел и невредим


"Пакистан - не самая часто посещаемая туристами страна. Она расположена между Афганистаном и Индией, и у многих ассоциируется с опасностью, от которой стоит держаться подальше", - пишет автор "Maxim B.".
"Однако, когда оказываешься в Пакистане, первое, что замечаешь - это яркий контраст между имиджем опаснейшего государства с террористами, где каждый день гремят взрывы, и реальностью, когда туристу можно в три часа ночи одному ходить по улицам, не опасаясь за свою жизнь, и где почти каждый искренне рад тебе помочь.

Как оказалось, дружелюбие пакистанцев не имеет границ. Так, в одном небольшом городе в течение только одного дня ко мне подошли 48 человек с просьбой сфотографироваться. Надо сказать я тоже проявлял интерес и просил разрешения сделать снимки - мужчины и ребятня с радостью соглашались, но от женщин я всегда получал отказ.

СТАТЬИ ПО ТЕМЕ:
Латвиец: Какая Россия на самом деле, и что о ней думают иностранцы (183) 19. март 2015 12:51
Латвиец: Я побывал в Ираке и теперь понимаю - эта страна не для туристов (+ фото) (19) 1. октябрь 2014 09:31
Латвиец: Я месяц шел к Эвересту, я потерял 25 килограмм веса - теперь я другой человек (33) 16. сентябрь 2014 13:54
Латвиец: Как меня выгнали из страны, или История о человеке с паспортом негражданина (382) 28. октябрь 2014 12:19
Люди в Пакистане очень разнообразные - от темнокожих кареглазых, до голубоглазых со светлой кожей. Когда видишь такое необычное сочетание, невольно начинаешь любоваться, в особенности если такие глаза смотрят на тебя из-под паранджи. Хочется иногда подойти и познакомиться, но в этой стране это может плохо кончиться.

В одной из деревень мне довелось видеть детей, которые попрошайничали на улице... Когда видишь их, понимаешь насколько печально будущее ребенка из бедной семьи или сироты в Пакистане, в стране с населением в 190 миллионов человек, где перспективы минимальны. И таким детям невозможно помочь, кроме как взять на себя ответственность, усыновить и увезти в другую страну. Примечательно, что процедура усыновления в Пакистане очень простая, но есть одно условие: поскольку ребенок является мусульманином, его необходимо вырастить мусульманином, и для этого приемным родителям другого вероисповедания необходимо принять ислам.

Не оставляйте еду без присмотра - ее могут съесть коровы

Большинство туристов, приезжающих в Пакистан, отправляются на север страны, где встречаются три горные цепи - Каракумы, Гималаи и Гиндукуш со 150 горными вершинами высотой более 7 000 метров. Также туристы ездят в долину Хунза, которая славится своими красивейшими пейзажами и искусственным озером, образовавшееся в результате обрушения горы. Там же можно пообщаться с местным малочисленными народностями, которые, надо сказать, проповедуют особую разновидность ислама, позволяющую им готовить и употреблять алкоголь, так что даже в такой стране, как Пакистан спиртное вполне доступно.

Многие туристы приезжают просто посмотреть на горы сходить на недолгие однодневные прогулки, а некоторые идут на многодневные маршруты, где не попадаются деревни и негде купить еды, в результате чего все приходится нести на себе. Так решили сделать и мы. Пройдя половину маршрута, в очередной раз разбили лагерь, сварили еды и пошли прогуляться, а по возвращении обнаружили, что почти все наши припасы съели коровы. Таким образом, не закончив маршрута, нам пришлось повернуть назад, но красота пейзажей сгладила разочарование.

Туристов в Пакистане привлекают не только горы, для любителей истории доступны памятники архитектуры, занесенные в список мирового наследия ЮНЕСКО. Есть несколько уникальных крепостей, разбросанных по стране, мечети, некрополь и руины древних городов. Тем не менее самое главное на что нужно обратить внимание в Пакистане - это люди. Здесь можно практически с любым человеком на улице завести разговор, и если вы будете вызывать искренний интерес, то вас без левой мысли будут приглашать на чай или спрашивать откуда вы родом.

О (не)безопасности

О безопасности, сложно сказать однозначно. Например, посольства США, Великобритании и некоторых других стран категорически не рекомендуют ехать в эту страну из-за угрозы терроризма. На самом деле это скорее предостережение о непредсказуемости ситуации, чем реальный расчет, что скоро обязательно произойдет теракт.

Но одно можно сказать с уверенностью: в регионах, куда в основном едут туристы, вы будете в большей безопасности. В Пакистане 70% бюджета расходуется на армию и она контролирует всю страну. Талибан вытеснен в горы Афганистана. Повсеместные полицейские заставы на дорогах - это обычное дело, и я чувствовал себя в полной безопасности все время, даже когда ходил ночью по улицам Лахора. Однако, есть регионы куда ехать на самом деле стоит. Так, например, в городе Карачи процветает терроризм и преступность. По мнению местного правительства неспокойные места есть на западе страны, и все из-за близости к Афганистану - вас туда точно не пустят.

Как меня сопровождал полицейский эскорт

99% туристов в Пакистане посещают гористую местность на севере страны, столицу и город Лахор. Я же решил поехать и на запад, в город Бахавалпур. Как обычно, по приезде на новое место, первое, что делает человек - это идет искать жилье. Так сделал и я. Скажу, что меня трудно удивить, поскольку я совершил не одно кругосветное путешествие, однако был в недоумении, когда мне сказали, что туристам запрещено останавливаться в городе. Я сказал: "Давайте договоримся, никто ничего не узнает", но мне ответили, что каждые несколько дней полиция устраивает рейды. После этого тот, с кем я общался, вызвал полицию. Через 15 минут подъехал броневик с шестью полицейскими и увез меня на базу, где потом было решено поселить меня в самую укрепленную и дорогую гостиницу в городе.

По приезде туда оказалось, что свободных мест нет, но поскольку полиция настояла на том, чтобы меня приняли, меня разместили в конференц-зале. Поскольку из-за гостиницы мой недельный бюджет был истрачен, я решил тихо уйти, сесть на автобус и продолжить свой путь, однако на выходе улыбчивый клерк сказал мне: "Подождите, пожалуйста", после чего начал куда-то звонить. Через полчаса прибыли полицейские, которые запретили мне передвигаться самостоятельно и настояли на том, чтобы я вызвал такси. Так как мне предстоял долгий путь, пришлось согласиться. Машина приехала, я сел на переднее сидение, а на заднем разместились два стража порядка с автоматами, которые в течение всего дня ни на шаг от меня так и не отошли.

Когда первоначальное оцепенение от присутствия полиции прошло, мы разговорились и под конец дня даже сдружились. Мне объяснили, что такое повышенное внимание необходимо из соображений безопасности и уважения к гостям. Можно сказать, что в Пакистане не исполняются и не работают законы, однако неписаные правила (такие как забота о гостях) здесь соблюдаются свято.

Виза для неграждан обойдется в 200-300 евро

Добавлю пару слов о паспорте негражданина, с которым я путешествовал по Пакистану. Множество полицейских на заставах проверяют паспорта иностранцев, и глядя на обложку моего паспорта прочитали: "Nepilsoņa pase", после чего задали вопрос: "А что это за страна? Вы из Африки?".

Если вас заинтересует поездка в Пакистан, то визу сделать несложно, подготовка документов займет несколько недель. Для латвийцев визу можно получить только в Варшаве (Польша). Со всеми расходами она обойдется в 200-300 евро".

Площадка для построения идеального общества. Кто и зачем воюет в ополчении Донбасса


Горячая точка на юго-востоке Украины медленно превращается в замороженный конфликт, в котором все остаются на прежних позициях, и никто ни с кем не готов договариваться. Латвийская журналистка Елена Слюсарева провела три недели в Луганске и поговорила с людьми, сражающимися на стороне самопровозглашенной Луганской народной республики.
Луганск — столица самопровозглашенной народной республики — увешан большущими плакатами с призывами вступать в Корпус народной милиции. Это регулярная армия ЛНР, за работу в которой официально платят зарплату. Знающие люди пояснили: 15 тысяч рублей в месяц. Деньги для обнищавшего Донбасса очень хорошие (пенсия, к примеру, это 2 тысячи рублей). Шахты нынче загружены в лучшем случае на 30 процентов, поэтому в иных городах на заработки в Корпус идут до 80 процентов мужского населения. Но мне за три недели пребывания там не удалось обнаружить ни одного официального наемника — все представлялись исключительно добровольцами.

Я остановилась в доме девушки, чей жених погиб в боях за ЛНР. Они познакомились давно, он — с Украины, она — из России. Но мужчинам свойственно увлекаться войной — она приехала продолжать его дело. А в память о нем написала сборник стихов. Мне показалось, если б он знал, как она его любит, он был бы пацифистом…

"Киев, похоже, не сдастся"

Крепкий мужчина в камуфляже стережет важный военный объект в центре города. В качестве коврика у него под ногами украинский флаг (это там, как оказалось, обычное дело). Поговорить с корреспондентом европейской газеты согласился на условиях полной анонимности, зато откровенно.

Иван (назовем его так) прибыл из российской глубинки. За плечами — две Чеченских войны. Отряд специального назначения. В Донбассе он уже год, хотя ни с Украиной, ни с Луганском его совершенно ничего не связывает. Но увидел, говорит, по телевизору зверства, которые националисты стали творить с донбасскими жителями, и не смог остаться равнодушным. Тем более, что "еще с Крыма держал связь с казаками и знал из первоисточника, что здесь происходит".

Бросать на родине Ивану было особенно нечего — небольшой бизнес из розничной торговли взяли в управление родственники, семья не сложилась. — Это правда, что людям, которые долго воевали, трудно потом жить мирной жизнью, — говорит он, — трудно находить общий язык с окружающими, создавать семьи — таких среди нас процентов девяносто.

Мирными переговорами в Минске он совершенно недоволен: "Если б нас не тормозили, завершение было бы уже близко, а так нам постоянно ставят палки в колеса. Пусть Киев отдаст Донбассу остающиеся у него территории Донецкой и Луганской областей, а дальше местные жители сами решат, как им жить. Тем более, что исторически, со времен Екатерины, это российские земли. Как же можно разделять родственников и запрещать здесь русский язык?

- Но сам Путин говорит, что Донбасс — это Украина, и ей самой здесь разбираться.

- Просто Россия не может напрямую высказать свое мнение. Насколько я понимаю, она за то, чтоб народ сам сделал свой выбор и чтоб этим землям дали автономию.

- Местные жители так устали от войны, что для них главное — лишь бы не стреляли.

- Это правда, народ очень устал. Ведь по большей части страдает мирное население, люди теряют дома, близких, детей. Воинским подразделениям ущерб наносится намного меньше.

- Вам не кажется, что закончить войну сложно еще и потому, что с обеих сторон слишком много мужчин, которые любят воевать. И не понятно, что с ними делать в мирное время.

- России нечего бояться. Если сейчас здесь все закончится, многие развернутся и спокойно уедут на родину. Естественно, без оружия — за это статья и сроки большие, россияне здесь на 70-80 процентов люди адекватные. А Киев да, он боится остановиться, потому что многие батальоны ему не подчиняются и готовы продолжать войну.

- Ваши близкие знают, где вы сейчас?

- Конечно, со мной и друзья приехали. Одни остались, другие потом вернулись, увидев, какой бардак здесь творится. У большинства военных к этой власти серьезное недоверие. На прошлые выборы народ соцкартами заманили, но постоянно себя обманывать не позволит. И гуманитарная помощь, продающаяся на рынке, удивляет, и минские переговоры нелогичные: нас обстреливают, а мы молчим. Хотя по идее надо отвечать ударом на удар.

- Украинские военные говорят то же самое "мы молчим, а они стреляют". Хорошо бы сражались в чистом поле, а не в городах и селах.

- Во время войны всегда будет страдать мирное население — это неизбежно. Но я, допустим, не хочу видеть натовские базы рядом со своей границей. И не хочу, чтоб переписывали историю, как сейчас поступают в Америке, в Европе, и в Киеве.

- Как человек военный, какие вы видите отличия этой войны от обеих чеченских?

- Эту войну я сопоставляю с Первой чеченской. Тогда мы шли вперед, а нас постоянно тормозили, мы отходили и ребята гибли. А Вторая была молниеносной. И если бы здесь действительно была российская армия, хватило бы 48 часов, как в Абхазии. Но здесь только добровольцы. Мы и денег не получаем — все воюют по убеждениям. На что живем — есть такое понятие "военное братство", оно выручает.

- Когда закончится эта война, отправитесь на следующую?

- Не знаю. Может домой, может здесь останусь, но сейчас мы живем одним днем. И потом, мир, мне кажется, не скоро объявят, Киев, похоже, не сдастся. Что-то там юлят, очевидно, хотят сделать сербский вариант, но им нельзя этого позволять. Кинут народу корку хлеба, тот успокоится, а потом приведут в порядок армию и нанесут молниеносный удар исподтишка, как это умеет делать Америка.

Да какой там уровень, она вся в долгах! Даже национальности такой нет: американец. Сгноили местное население, индейцев, и все
Вот почему Америка лезет повсюду, где надо и где не надо?! Сколько стран она разрушила! Просто потому, что не хочет, чтоб другие поднимались выше положенного уровня, чтоб ползали на коленях.

- Авторитет Америки во многом держится на уровне жизни, который не снился ни России, ни Украине.

- Да какой там уровень, она вся в долгах! Даже национальности такой нет: американец. Сгноили местное население, индейцев, и все.

- А вы как, удовлетворены результатами чеченских войн?

- Ощущения противоречивые. С одной стороны мы победили, с другой — многие боевики, которые против нас тогда воевали, сейчас герои России, имеют должности, почет, положение. А среди наших ветеранов 90 процентов не имеют ни жилья, ничего. Я сам жилья не имею. Куда только ни писал, включая президента, — все спихнули на местную власть. Конечно, очень обидно: мне 38 лет, у меня нет своего угла, хотя я огромный кусок жизни отдал родине, защищая ее интересы и теперь никому не нужен.

- Какая же страна захочет присоединяться к России, когда она так относится к своим гражданам?

- Да я не виню Россию, уж очень большая страна. И потом, многое в ней меняется — наладится все потихоньку. Посмотрите, как она встает с колен! Нам, ветеранам, Путин хорошо пенсии повысил. Просто он не может тянуть все один, не успевает. А вообще России надо переходить на монархию, тогда жизнь наладится. Монарх у себя красть не будет и другим не позволит.

Счастье — на той стороне

Игорю 45. Он родом из города Счастье. Это всего в 20 километрах от Луганска, но дома не был уже больше года — там теперь стоит украинская армия, а они с женой воюют против. Он в пехоте (командир недавно попал в плен и Игорь его замещает), а жена служит на кухне. В Счастье остались их дети и внуки. Перезваниваются, да деньги родителям передают — добровольцам же довольствие не положено.

- Когда пришла украинская танковая дивизия, ее встречали хлебом-солью, — вспоминает Игорь. — Их командиры говорили, что на мирный народ не пойдем. Но пошли — начали с вертолетов, потом с самолетов бомбить города и села. А батальоны как зверствовали — хуже фашистов. Сколько людей без вести попропадало, сколько изувеченных трупов находят по сей день. А грабежи, мародерство, и нашу квартиру тоже разграбили. А ОБСЕ на все это глаза закрывает, будто не знает, что там вытворяют с людьми.

У меня брат в Украине — прячется от мобилизации. А здесь никто не прячется, все хотят воевать. За родину. Но нам не дают. Чуть что — минские соглашения. Выстрелишь — 7 лет тюрьмы обещают
До войны мой собеседник работал электросварщиком и никуда уезжать не собирался, но вскоре стало ясно, что надо родину защищать. "Еще хватает совести врать про российские танки, — возмущается он. — Да со стороны России сюда никто не пришел — нацгвардия стала стрелять по своим, по мирным жителям. У меня брат в Украине — прячется от мобилизации. А здесь никто не прячется, все хотят воевать. За родину. Но нам не дают. Чуть что — минские соглашения. Выстрелишь — 7 лет тюрьмы обещают".

- Мы ведь от Украины отделяться не собирались, — разъясняет политические нюансы ополченец. — Хотели финансовой самостоятельности. Иначе что было: шахтеры за свой рабский труд копейки получали, а олигархи в Киеве на них наживались. А теперь уже с Украиной быть нельзя — только отдельно. Вряд ли люди ее простят.

Я сам сколько мирных жителей вывез от бомбежки в Россию. Хотя оттуда многие потом перебрались в Украину, звонят мне до сих пор, благодарят. Я-то всех, конечно, не помню, ранений у меня не было, а вот контузий много, 3 сотрясения…Тут, кстати, парень ваш из Прибалтики воюет, ранили его серьезно, я ему тогда помог. Он вылечился, а на него в Прибалтике дело уголовное завели, так он теперь снова здесь воюет.

У казаков собственная гордость

Егор (имя изменено) воюет в казачьем батальоне "Ермак". Одно время, рассказывает, стояли в Алчевске, сотрудничали с ныне покойным Алексеем Мозговым. Но возникли трения, и батальон перебазировался в Первомайск, там теперь самое горячее направление. Изредка выбирается "по административным делам" в Луганск.

- Полгода в городе нет воды, два насоса с весны ждем. Придется самому ехать в Москву, чтоб привезти хоть один 50-киловатный насос. Такая власть… Сам воюй, сам договаривайся, сам заработай, чтобы заплатить — мне это надо или ЛНР? Морально все с нами, а как до дела доходит — никого.

Такая власть… Сам воюй, сам договаривайся, сам заработай, чтобы заплатить — мне это надо или ЛНР? Морально все с нами, а как до дела доходит — никого
Егору 47. Родом с Урала. — До войны занимался всем понемножку. Служил в Афганистане и в разных других местах. Мы с ребятами приехали сюда уже после Славянска. На своей технике. Ну какие там танки! Техника самая обыкновенная, списанная на металлолом — газики там, "Уралы", бэтээры… Первоначально народу много приехало. Мы ж своих не бросаем. Все проходили при СССР одни и те же горячие точки, у всех патриотизм. Есть афганское братство, например. Чуть что, сразу звонят и все в курсе, кому какая помощь нужна. Не только военная — где-то поставить программное обеспечение, где-то технику подправить…

Алексея Мозгового, убиенного командира отряда "Призрак", что стоял в Алчевске, многие теперь склонны возводить едва ли не в ранг святых. Мой собеседник, довольно близко наблюдавший этого человека, высказывается критически: — Фигура противоречивая. Не бандит. Там другое — постоянная истерия. Некоторые называют это харизмой. Человек настроения. Слово тут же расходилось с делом. Что он умел, так это делать себе пиар. Поэтому вокруг него ходило много разговоров, что, мол, у него все по-хозяйски.

На самом деле он не сделал ничего хорошего ни для своих бойцов, ни для Алчевска. Не построил никакого нового общества, даже основ его не заложил. Просто докричался до власти, и все. За людей был на словах, а до дела руки не доходили. И убили его, скорей всего потому, что перешел кому-то дорогу в хозяйственном плане. Там же в Алчевске и предприятия промышленные, и на войне многие руки греют, на контрабанде…

Прогнозы Егора на будущее, по его собственной оценке, прагматичные: "Конца войны пока не видно. Потому что внутренних противоречий хватает. С собой надо разобраться — будем жить достойно или будем искать себе хозяина. Три поколения народа не живут, а выживут. Одинаково плохо живем, что на Урале, что на Украине, что в Европе. Без идеалов, всюду людям навязывают идеологию. И вот теперь здесь, в Донбассе, на маленьком пятачке земли появилась возможность построить модель общества, которое будет жить не как попало, а как должно. ЛНР это в некотором роде площадка для построения идеального общества".

- Люди ехали сюда умирать за лучшую жизнь, — объясняет он, — но до сих пор нет ясности с экономическим развитием. А ведь какая хорошая модель для России — обкатать любой закон на отдельно взятой территории, усовершенствовать его и только потом внедрять во всей огромной стране.

Власти ЛНР надежд Егора пока не оправдывают, но он относится к ним снисходительно: "У каждой власти есть имя и фамилия, нельзя всех под одну гребенку. Они ж только вчера пришли во власть. Уезжать не собираемся — мы из тех, кому где хуже, там лучше. Попробуй проявить себя там, где другие расписались в своей беспомощности. Мы, казаки, люди вольные. Живем на свои средства. Где я нужен для возрождения, там и живу.

"Украинцев не бывает"

Единственный способ избежать похмелья - меньше пить



Ученые из Голландии и Канады пришли к выводу, что единственный способ избежать похмелья – меньше пить.
Исследователи опросили более 800 студентов о том, как они пытаются избавиться от симптомов похмелья. Некоторые пьют воду перед сном, в то время как другие предпочитают что-либо съесть.

Выяснилось, что ни то, ни другое, не приносит никаких результатов.
Из 826 голландских студентов 54% сказали, что предпочитают что-либо съесть после того, как они много выпили, причем обычно съесть что-либо жирное либо перед сном, либо на завтрак.

Две трети пьют воду одновременно с алкоголем, и большинство выпивает стакан воды перед сном. Хотя все эти люди чувствовали себя несколько лучше по сравнению с теми, кто не предпринимал никаких мер против грядущего похмелья, не было никакой реальной разницы в тяжести их похмелья.

Предыдущие исследования показали, что около 25% пьющих утверждают, что никогда не страдали от похмелья.

Исследователи опросили 789 канадских студентов о том, сколько именно они пили алкоголя за последний месяц и насколько тяжелым было их похмелье. Выяснилось, что те, кто заявляют, что не страдают от похмелья, на самом деле просто недостаточно много пьют.

При концентрации в крови алкоголя более 0,2% похмелья на следующее утро избежать не удалось практически никому. По словам доктора Йориса Ферстера из Утрехтского университета, причина тому проста: "Чем больше вы пьете, тем больше вероятность похмелья на следующий день".

"Вода может утолить жажду и поможет избавиться от ощущения сухости во рту, но она не поможет избавиться от головной боли, тошноты и плохого самочувствия", - добавил он. Он также подчеркнул, что количество спиртного, которое может вызвать похмелье на утро, для каждого человека индивидуально.

Проблема, среди прочего, состоит в том, что наука до сих пор не знает причин похмелья, говорит доктор Ферстер. "Исследователи пришли к выводу, что причина заключается не в обезвоживании организма. Мы знаем, что в этих случаях действует иммунная система. Но до тех пор, пока мы не поймем причины [похмелья], мы не сможем его лечить", - сказал доктор Ферстер.

А доктор Майкл Блумфилд из Университетского колледжа Лондона подчеркивает, что злоупотребление алкоголем приносит миллиардные убытки экономике.

"Из этого следует, что нам нужен ответ на простой вопрос: как избежать похмелья?", - говорит он. "Хотя дополнительные исследования необходимы, ясно, что ответ на этот вопрос также прост – следует меньше пить".

Результаты голландско-канадского исследования были представлены на конференции Европейского колледжа нейропсихофармакологии.