ИЗ ИСТОРИИ РИЖСКОГО ЗООСАДА. КАК ОБЕЗЬЯНЫ ЧАЙ В РЕСТОРАНЕ ПИЛИ


Идея создания зоопарка принадлежит Георгу Куфалту – руководителю дирекции рижских садов. Куфалт – один из авторов Царского сада ( нынешнего Межапарка) – еще в начале XX века предусмотрел там и зоосад. Уcтраивали его не потехи ради: «Кроме значения для науки и народного образования… сад имеет важное значение для народного нравственного блага, приучая простой люд к приличному развлечению и отвлекая его от питейных домов», - записано в уставе общества «Зоологический сад в Риге», утвержденному в 1908 году губернатором Лифляндии.
Объединились все сословия и национальности

В детальном плане зоосада, помимо вольеров, дорожек и зеленых насаждений были запланированы пруды и каскад водопадов, наподобие тех, что в парке Аркадия. В то время «стройки века» возводились не за счет государственного бюджета. Большую часть сумм жертвовали горожане. Вот и на сей раз обратились за финансовой помощью к рижанам. С планом будущей стройки, расходами можно было ознакомиться в брошюре «Наш будущий зоосад». Ее можно было бесплатно получить в книжном магазине у Пороховой башни.

Было основано общество по строительству зоосада, в которое вошли известные рижане: фабриканты, банкиры, депутаты думы. На помощь пришли газеты, призывавшие читателей поддержать благое начинание. Строительство объединило все сословия и национальности. Рекламную кампанию одинаково активно вели немецкие, русские и латышские газеты, а среди самых щедрых меценатов и спонсоров оказались немцы, русские и латыши. Почти у каждого вольера был собственный меценат. Вольер для медведей был построен на средства директора завода «Валдшлоссен» ( ныне «Алдарис») Баха, дом для хищных птиц - фабриканта Гусева, рысей - каменщика Радзиня.

Консерваторы и либералы

Еще до открытия зоосада развернулись дискуссии о том, по какому принципу отбирать животных. Общество разделилось на консерваторов и либералов. Первые призывали ограничиться лишь теми особями, которые обитают на территории Российской империи. Но в итоге последнее слово осталось за либералами. На плане первого путеводителя по зоопарку – вольеры примерно для 30 видов животных. Тут и львы, и обезьяны, и слоны, и верблюды, и кабаны. Везли из разных городов и весей. А корейского орла подарил капитан дальнего плаванья Яновский. Уже позднее – в феврале 1914-го приехал царский подарок – два зубра. Их привезли по железной дороге.

Кабан, как это сегодня не покажется странным, тоже был заезжий - из Туркестана – нынешней Средней Азии. В наших краях он тогда встречался не часто. «Наша Трина ничем не отличается от обыкновенного кабана, водящегося и сейчас в средней Европе, - читаем в путеводителе по зоопарку 1913-го года. - В Литве кабан попадается в болотистых лесах и оттуда иногда забегает в Курляндию, реже в Лифляндию… Трина в своем загоне искоренила все сосны, хотя она довольно ручная и охотно берет из рук хлеб и разные лакомства».

Степные волки были привезены из Бессарабии, лесные - из Витебской губернии. «В прошлые времена волки в Прибалтийском крае были очень многочисленны и наносили много вреда. Наконец за их уничтожение начали назначать премии, и теперь они у нас появляются редко, забегая из Литовских губерний», - пишет путеводитель.

Первым научным руководителем зоосада стал известный в Риге исследователь природы – орнитолог Фердинад Штол. Он сам фотографировал животных и давал им имена. И сегодня под старыми снимками можно прочитать: “косолапый Андрюша», «лев Паша», «львица Принцесса»…

Пожар в обезьяннике и говорящий попугай

Весной 1912-го часть работ была позади, и зоопарк открыли для посетителей. На первых порах - бесплатно. Через несколько дней газеты написали о варварстве публики, о том, что издеваются над «братьями нашими меньшими». Администрация решила установить входную плату – «дабы отсечь всякий сброд». Плата была дифференцированной - для детей до 15 лет билет стоил 10 копеек, для взрослых - 25. Школьники, идущие классом, платили по пятаку. Плата за фотосъемку - не сегодняшнее изобретение. Стоила она по тем ценам весомо - 1 рубль. Но на целый год!

Визитной карточкой Рижского зоосада стали входные ворота в стиле модерн. Они уцелели и сегодня. Их автором, как и проектировщиком большинства других зданий, был архитектор Герман Зейберлих.
На должность директора пригласили Петра Ольсена. Уроженец Митавы ( нынешней Елгавы) он долгие годы провел в Германии - работал в одном из тамошних зоопарков. А зоологом вместо Штола стал другой известный ученый – Карл Греве. В 1914-м он был назначен директором зоопарка.

В списке первых смотрителей, ухаживающих за животными, представители разных национальностей. Но больше всего татар. За медведями присматривал уроженец Поволжья Юсупов. Однажды на глазах у посетителей косолапый Андрюша так сжал его в объятиях, что Юсупов закричал. Кто-то из зрителей выхватил револьвер и выстрелил в медведя. Тот от боли прокусил ногу смотрителю. Карета скорой помощи отвезла Юсупова в больницу. Это был не единственный случай нападения животных на людей. Но первый, о котором написала пресса.

В январе 1913-го сгорело одно из лучших зданий – обезьянник. Это было тогда единственное отапливаемое помещение и зимой туда переселили часть теплолюбивых животных. «…В 10 часов от искры из камина загорелось главное здание зоосада. Несмотря на большое количество пожарных, которые работали до утра, пламя остановить не удалось», - писали газеты. Некоторые животные погибли. А обезьяны не пострадали. Работники зоосада перенесли их из горящего здания в… ресторан, находившийся на его территории. Ночью приматов отпаивали теплым чаем.

Ресторан также был визитной карточкой зоосада. Туда приезжали даже из центра – это было единственное питейное заведение города, открытое всю ночь. Работал оркестр. Построили питейное заведение на деньги пивоваренного завода «Валдшлоссен», которое вначале сдавало здание в аренду, а затем передало в собственность зоосада. Но пиво там должны были продавать только этого предприятия.

Ресторан работал до 1940 года. Корпуса здания уцелели и сегодня. Достопримечательностью ресторана был говорящий попугай. Он прописался в питейном заведении после пожара и встречал посетителей у входа. Чаще ругался на русском. Но когда был в настроении, говорил: «Здравствуйте!».
Tags:

Recent Posts from This Journal